Category: психология

Category was added automatically. Read all entries about "психология".

Зелёный

Типа авторское

Хочется вдарить по клавиатуре и сочинить чего-нибудь этакое. Берёшь клавиатуру — и понимаешь, что и не Пушкин, и не Гоголь, и не любое другое наше-всё. То ли нечего сказать, то ли некуда писать. То ли сразу всё вместе. Взял в руки гитару, вышел на сцену к микрофону — всё как у взрослых, всё как по-настоящему, только в последний момент вдруг обнаружил, что не умеешь играть.

Любопытный момент: когда блог приобретает некий формат, он, изначально являясь по идее дневником, в котором позволено всё, перестаёт таковым быть, ты в какой-то момент вдруг понимаешь, что хоть и живёшь всю жизнь под псевдонимом, но он сам становится твоим настоящим именем, обзаводишься какой-то аудиторией — пусть это и десяток никнеймов, некой, пусть виртуальной, но физиономией, репутацией — не важно какой, важно что какой-то, и вдруг обнаруживаешь, что какая-нибудь девочка в розовых пуховых тапочках, постя своих кошечек, маникюры и переживания, может позволить себе больше откровенности, нежели ты. Потому как ты уже не можешь себе позволить потерять лицо, стать неформатным — впрочем это ладно, но главное — обнаружить своё истинное лицо, обнажить то что остаётся под маской, сказать сокровенное, выказать слабость — всё равно что оказаться на улице в будний день в час пик голым; страх, что тебя сожрут, становится сильнее желания излить душу хотя бы в иллюзорные пространства монитора. И начинаешь думать: вот бы открыть анонимный аккаунт. Ха. ХА. ХА.

Банальное: чтобы быть писателем, надо писать. Чтобы быть режиссёром — надо снимать. Постоянная тренировка нужна в любом деле. А если сладость невнятных мечтаний и туманных грёз сильнее желания давить клавиши? А слабо хотя бы описать эти мечтания? О чём так сладко грезится и о чём так сладко ленится? Опять ха-ха. «А этот пацак все время говорит на языках, продолжения которых не знает!» Иногда вдруг в воздухе повисает какая-нибудь сцена, прямо-то таки кинематографическая, и слова приходят красивые, шикарный эпизод. А хрен там. Это только эпизод. А вот на цельный сюжет уже кишка тонка. Так чтобы от начала и до конца. Скрипач не нужен.

Зелёный

(no subject)

Вот теперь уже начинает плющить. Стиралка поломалась и я без понятия, получится ли привести в чувство. Однако к и так депрессивному настроению это добавляет не только серой тоски, но и артериального давления. Денег нет, но вы держитесь.

А ещё это добавляет острое чувство ненависти к сети. Потому что мы уже привыкли жить в иллюзии постоянного человеческого окружения, но, как любили шутить в чатах лет 15-20 назад, «я тебе сигареты по имейлу вышлю». Будешь тонуть и загибаться у всех на глазах, но помощи в случае чего ждать неоткуда. Пластмассовое небо, пластмассовые люди, пластмассовый я.

У кого защёчные мешки и шкура потолще, пренебрежительно похлопают по плечу, скажут «ты слишком нервный и возбудимый, успокоительные пить надо», намекнут, что «если ты такой умный, чего ты такой бедный», кто-то просто скажет, что паникёр, а мне уже сегодня реально страшно за то что будет завтра. Есть, конечно, надежда, что перемелется, досидим до конца этого сраного карантина и дела лучше пойдут. Ненамного. И ненадолго. Но хоть как-то. Не знаю. Что я точно знаю, что кредиты пока что никто прощать не собирается. Просто людей с более тонкими нервами лавина безысходности начинает захлёстывать раньше. Единственно, что потом будет повод позлорадствовать — если доживёшь — те, кто сегодня похлопывал по плечу, завтра будут метаться как нашкодившие щенки, не знающие в какой угол забиться от хозяйских пиздюлей и готовые на любое безумие. А то что с каждым днём всё больше будет людей, согласных лучше на ужасный конец, чем ужас без конца — то совершенно очевидно.

Зелёный

(no subject)

Вы вот всё про кто кого зарезал да чуйства исконно русских оскорбил (двушечку понаехавшему!), а я вот только что узнал про истинную трагедию: оказывается, дуэт Just Play распался. Уже почти полгода как, а я как всегда только заметил. Усё, не будет больше каверов ГО под скрипку и рояль. Абыдна!

Зелёный

(no subject)

Утро солнечное, вода в море тёплая, на улице движуха — вроде даже какая-то иллюзия оптимизма и хорошего настроения появляется, этакая расслабленная безмятежность. Однако предаваться остановке внутреннего монолога и непосредственному восприятию раслабившемуся не дадут: в полуметре от колеса — хорошо хоть не на — кто-то старательно насрал, явно не комнатная собачка, на крыле вдруг обнаружилась непонятно откуда взявшаяся царапина, довольно глубокая, кабы не до грунтовки, наводящая на мысли о небрежном, походя, зизгаге в стиле Зорро чем-то вроде ключа от квартиры.

Но это всё фигня и мелочи жизни, не смертельно. Говно объехал, царапину наверное как-то заполирую. А вот шёл домой со стоянки… Везде где есть какая-то обжитая площадка всегда какие-то животные приблуждаются, где-то собаки, где-то кошки, где-то и те и другие. Вот и у нас такие приблудные есть. Правда, заразы, любят на капотах греться и иногда когтями царапают. Но в общем отношение к ним спокойное, как к детали пейзажа. И вот иду, вдруг вижу — лежит котёнок, явно дохлый, голова в крови — похоже раздавлена. Видимо кто-то выезжал и не заметил, задавил. А рядом то ли кошка, то ли кот, наверное всё-таки кошка, стоит и мяучит. В таких случаях принято писать «жалобно мяучит». Нет, не то чтобы жалобно, но как-то удивлённо и подавленно, вроде как зовёт, а он не отзывается. Вот тут я понял, что настроению копец. Жуть меня пробрала. Даже не от вида мёртвого тельца и крови, а вот от этого тихого мява.

В нормальной жизни такой случай был бы просто одним из печальных событий, которыми жизнь полна, но вполне заурядным. А когда живёшь в дурдоме и постоянно ждёшь какой-то гадости и от этого спрятаться невозможно, невольно начинаешь видеть во всём какой-то знак, предвестие. Мне вот почему-то всё время вспоминается эпизод с цыплёнком из «Цусимы». Там на одном из кораблей российской эскадры, шедшего к злополучному острову, в ящике для сигнальных флагов, в котором сигнальщик прятал купленные где-то по пути яйца, от жары вылупился цыплёнок. Матросская жизнь, тем более на царском флоте, была скудна на радости и развлечения и цыплёнок тут же стал любимцем команды. Но однажды он упал в кипяток и сварился. Вся команда была подавлена и исполнена мрачными предчувствиями.
Зелёный

(no subject)

Почти декабрь без дня, серое небо хмурится облаками и ранними сумерками, промёрзшие остатки лужиц от последнего дождя каменеют грязным стеклом в трещинах асфальта. Влажный ветерок при отчётливых минусах продирает холодным огнём голые ладони и норовит залезть под рукава. Печка в машине греет, но как-то вяло. Дёргалки замка на двух дверях из четырёх постоянно застревают и не желают реагировать на кнопку сигналки, шурша чем-то во внутренностях дверей, но нагло не желая их отпирать. Левое заднее постоянно спускает, поломался компрессор, не хочет качать ручной насос и треснул по шву домкрат, по краям дверей пошла ржа, масло отчаянно просится на замену, а вся машина, тарахтя и скрипя — на осмотр, в стране то ли поздняя осень, то ли ранняя зима, холод и военное положение. Бензина в баке хватает только чтобы поднять стрелку между последним делением и красной зоной. И вся жизнь похожа на этот перечень. И каждый день приходят счета, счета, счета. Родиться не успел — уже всем должен, а не дай бог выжил — кредиты заведомо превышают все возможные доходы. А в кармане вошь повесилась. И над всем этим свинцовым пейзажем монотонно зудит назойливой мухой: нет денег, нет денег, нет денег. А у родных здоровья всё меньше и меньше — что становится всё дороже и дороже. Да и своего не прибавляется. И ты думаешь, думаешь, думаешь. Сомнамбулически проходишь по магазину, тихо подсчитывая какие фантастические барыши ты сэкономил, отказавшись от всей этой окружающей мишуры, не приходя в сознание берёшь свой батон и ползёшь через кассу обратно на холодную стоянку. А на выходе тебя останавливает пухлощёкий очкастенький мальчик:
— Здравствуйте!
— Здравствуйте.
— Я представляю бла-бла-бла христианскую бла-бла-бла церковь и хочу поговорить с вами…
— МАЛЬЧИК, ИДИ НА ХУЙ!
Зелёный

Акт купли-продажи души дьяволу

Некоторые думают, что продажа души дьяволу — это какой-то мучительный акт среди инфернальных декораций в чёрно-красных тонах, в отсветах лавы и сиянии пылающей в воздухе пентаграммы, с саднящими проколотыми пальцами, натужно выдавливающими кровь на пергамент под аккомпанемент собственных всхлипов, завывания мелких бесов, вопли стонущих грешников, треск раскалённых камней, звон цепей, вонь палёного волоса, кожи и кипящей смолы, перекрываемые сардоническим хохотом Козлоголового, потирающего лапы и упивающегося ужасом очередного лишившегося спасения и царства божьего, завершающего эту какафонию финальным раскатом грома от поставленной мохнатым копытом печати.

Ничего подобного. Дьявол является в образе заурядного унылого клерка, когда-то в заношенных нарукавниках и с пыльным парусиновым портфелем, ныне — в незапоминающемся офисном костюме и за компьютером, а то и неопределённого — от совершеннолетия до пенсионного — возраста невзрачной девицы, изредка цедящих сухие деловые фразы и смотрящих мимо тебя, воплощая собой всю скукоту и заурядность, полнейшую банальность совершеннейше рутинной транзакции, совершаемой походя, между бутербродом и перекуром, с полнейшим безразличием к тебе лично — ровно с той долей внимания, которая требуется для регистрации очередной обработанной учётной единицы, изменения цифири где-то в неведомых недрах баз данных. И пахнет это не палёной плотью, а канцелярским клеем и озоном из ксерокса. А ты думал чёрт явил своё дьявольски извращённое и изощрённое благоволение именно к тебе и будет особо оговаривать персонально данное задание? Хуй там. Следующий!