Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Зелёный

Красный уроборос

Collapse )

Но кто сказал, что история замерла? Кто сказал, что не могут далее возникать иные типы общественно-экономических отношений, хозяйственных укладов и т.п.? Или вскрываться новые нюансы, подробности и вариации уже бывших или настоящих? О которых авторы советской школьной программы, утвердившие пятичленку, застолбленную в головах советских граждан, не знали и не подозревали?

Главное что — даже в голову не приходит, что змея может кусать себя за хвост, то что сами те действия, которые были порождены в том числе марксистской теорией, возникновением коммунизма как учения и политической практики, могут порождать новые явления общественной жизни, не имеющие прямых или вообще каких-либо аналогий в прошлом и соответственно не могущие быть описанными теорией, потому что в эпоху авторов теории эти явления ещё не существовали, не укладывающиеся в какую-то предсказанную или описанную последовательность, потому что члены этой последовательности только в текущий момент и возникают, что эффект наблюдателя (наблюдение явления неизбежно изменяет само это явление) верен не только для физики, но и для социума, а уж тем более если это не просто наблюдение, а активное участие. Но мы смотрим исключительно с горы, наш левый наблюдатель — это удалённый в космические бездны астроном, который разглядывает одну голубую планетку в телескоп и никоим образом её тем не меняет.

Collapse )
Red_Ouroboros.jpg
Зелёный

Про экстрасексов

Антон тут помянул феномен «телецелительства» в конце перестройки: Кашпировского, Чумака и прочих тому подобных деятелей, позже прочно поселившихся на телеэкранах. Мол, часто антисоветчики приводят это как аргумент в пользу утверждения плохого качества образования в СССР. Правда, оные никогда не утруждают себя какой-нибудь статистикой. А то этак можно вспомнить, что в тех же Штатах и тогда, и сейчас было полным-полно всяких мистических кружков, сект и прочих нлонавтов, и сто лет назад тоже было более чем достаточно.

Это ещё если не вспоминать какое место занимает там религия, когда люди клянутся в суде на Библии — это, по-моему, похлеще любого Кашпировского. Тот хотя бы к потусторонним силам не обращался и в общем-то материалистического подхода придерживался, а сомнительной считалась и считается его методика лечить оптом без всякого индивидуального подхода к больному — что не только и не столько лечило, сколько скорее провоцировало нервные расстройства.

Collapse )
Зелёный

Блокнот агитатора?

Пошла небольшая волна обсуждения необходимости типовой левой методички, «Блокнота агитатора». Пошла она с подачи Куздры в комментариях у Эрис, которая вынесла означенную проблему отдельной темой, а сегодня, смотрю, уже товарищ with_astronotus высказался, задав «Вопросы от неравнодушных».

Collapse )

И как это всё совокупить между собой — пока что большой вопрос. Какие ответы и кто может дать, если некому отвечать?



d0f9cd2786b4[1]
Зелёный

Будущее по Ивану Ефремову


Будущее по Ивану Ефремову


Иван Ефремов, автор таких известных романов, как «Туманность Андромеды», «Таис Афинская», «Час Быка», — один из самых интересных и, может быть, загадочных русских писателей советского периода. Считающийся классиком советской фантастики, он явно не вписывался в ее жанровые рамки: он создавал картины коммунистического будущего, но коммунизм в его романах был явно не советского типа. О месте автора «Туманности Андромеды» в истории русской культуры и его футуристических прогнозах мы беседуем с историком, исследователем творчества Ефремова, автором биографии Ефремова для серии «Жизнь замечательных людей» Николаем Смирновым.


«Он сформировался нетипичным образом»

— Николай Николаевич, когда Ефремов появился на литературном горизонте, а это была середина 40-х, он был не похож на все, что писалось тогда в СССР, и потом, когда фантастика стала распространенным жанром, он всегда очень отличался по стилю от остальной советской фантастики. Как вы полагаете: каковы его истоки как писателя? Как он сформировался таким своеобычным?

Collapse )

Зелёный

М.Верещак, А. Егорова "Время, вперед?" Есть ли будущее?

Довольно неожиданная для Рабкора, но весьма интересная беседа с кандидатом филологичеких наук, зав. кафедрой русского языка Московского архитектурного института Анастасией Владиславовной Егоровой на лингвокультурологическую тему, а именно «о том, как в языке выражаются представления о времени, и в частности о будущем». Кто что-то слышал про «циклическое время», «линейное время», кто замечал, что, например, в западной фантастике (ныне и в нашей) сплошное бесконечно продлённое настоящее, что в нашем обществе отсутствует представление о будущем — даже не какое-то идеологическое, а вообще как такового будущего нет и т.п. проблемы — тому будет весьма интересно.



Зелёный

(no subject)

Всё-таки сталинюки — на редкость омерзительные люди, они готовы весь мир в дерьме измазать, лишь бы доказать, что их идол весь в белом. Вот бегают очередные сумасшедшие, доказывая, что, скажем, Королёв или Вавилов видите ли правильно были посажены, потому что-де вместо того чтобы делом заниматься, удовлетворяли своё любопытство за казённый счёт.

Вот одно такое с утра: «Ну, пример Вавилова-биолога как раз и демонстрирует, что занятия высокой академической наукой вместо поставленных ему задач по выведению сортов пшеницы в преддверии великой войны — как минимум, нецелевое использование средств». А все вокруг удивляются, почему шарлатаны вроде Петрика вдруг оказываются хотя бы на час калифами. Да не Вавиловых задача выводить сорта, вот не занимаются Ландау или там Капицы разработкой токарных станков. Для этого есть прикладники. А задача академической науки — это, если обобщить — выяснить сами принципы, которыми могли бы пользоваться те прикладники, дать теоретическую базу тем же агрономам, без которой что-то там выводить — это как раз играться наугад, напрасная трата народных денег. И человеку, который в состоянии заниматься такой работой, виднее как её надо делать, чем условному товарищу Сталину, потому как оный товарищ — профан в этом деле, а человек — знает.

Но что объяснять фанатикам, которым нужна не правда, а обоснование своего виртуального права казнить и миловать? Весь этот сталинизм натужный — это ведь не ради Сталина, а сублимация желания мелкого обывателя, который по жизни по уши в грязи, который постоянно унижен и которому хочется во что бы то ни стало возвыситься, а именно — получить власть, которой он и близко в своём быту не имеет. Какому же именно идолу поклоняться, какого фюрера впихнуть не пьедестал — это вопрос вторичный, стилистический. Для этого на самом деле подходит кто угодно, хоть Христос, хоть Будда, хоть Сталин тот же.

Зелёный

Лениных больше не будет

MEL

Частенько можно услышать нечто вроде: «Пока не будет нового Ленина (вариант: Маркса-Энгельса), ничего толком не получится». Подразумевая под этим не только лидера движения, но и теоретика, настолько могучего умом, что мог бы принять эстафету у классиков и причесать теорию, несколько поистаскавшуюся и поиздержавшуюся за сто лет, до уровня, соответствующему современным политическим и экономическим реалиям — примерно как из дарвиновской теории выросла синтетическая теория эволюции, при том, однако родил бы нечто столь же весомое и фундаментальное, как это было во времена Маркса. Короче, нужен Гений.

Collapse )
Зелёный

Фантасту на заметку: письмо Ефремова Дмитревскому от 8.01.1962

И. А. ЕФРЕМОВ — В. И. ДМИТРЕВСКОМУ1

Москва

8 января 1962 г.

Дорогой Владимир Иванович!

Не могу по нездоровью участвовать в Вашей интересной встрече с коллегами-фантастами. Очень жаль, так как вопрос крайне важный. Человек в будущем и будущее в человеке — два эти направления размышлений как бы дивергируют, расходятся, разветвляясь в разных произведениях искусства, и не только нашего жанра литературы. Но оба они исходят из одного ствола, и тут-то «ствол» имеет определяющее значение для всего последующего пути. Ввысь, косо, криво или вовсе по земле начнет стремиться создаваемое произведение? Жанр научной фантастики обязывает расти ввысь, к звездам, к будущему миру, в котором человек и мир должны образовать гармоническое целое. Поэтому вопрос «ствола» наиболее важен именно для научной фантастики хотя бы до тех пор, пока она составляет особый жанр литературы.

Что же является таким «стволом» для произведений о человеке и высшей форме общества — будущем коммунизме?

Мне кажется, что вопрос о развитии человеческой психики и поиски подлинно современного (а с проецированием дальше — и будущего) мироощущения, с крепкой закалкой ума и воли — вот «ствол» дальнейшего пути научной фантастики. В самом деле, обращали ли Вы внимание, как быстро стареют почти все научно-фантастические произведения? Давно ли с захватывающим интересом мы читали то, что сейчас уже не находит никакого отклика в душе?

Collapse )
Зелёный

Общеклассовая частная собственность

Забавно, что понятие об общеклассовой частной собственности оказывается совершенно недоступным пониманию многих, а некоторые так и прямо заявляют, что это оксюморон. Правда, на вопрос о том чьей собственностью является государство, эти утверждающие промолчали, когда я спросил — на это откликнулось всего несколько человек. А ведь реально «обычная», персональная частная собственность, когда субъект владения является одним лицом — это отнюдь не правило даже при капитализме. Замечу — не юридический, а фактический владелец.

Я не раз писал в тех или иных комментариях, что реальные отношения собственности вообще в принципе размыты подобно электронному облаку, а власть над ней, сосредоточенная в руках одного капиталиста — абстракция, вроде модели того же электрона, принимаемого за твёрдый шарик. В реальности функции такового владельца распределены между многими лицами и пресловутый капиталист — важное, но не единственное звено, на нём сходятся связи, создающие феномен «собственности», но не исчерпываются им. Подобным «волновым» подходом принято пренебрегать, считая по умолчанию, что упрощённой модели практически достаточно. Хотя лобовые и упрощённые подходы себя уже не оправдали. Те, кто понимал всё просто, уже завели и довели до ручки.

Относительно легко понимаются структуры вроде обществ на паях или акционерных — пока опять же они сводится к представлению об простом совладении двумя или более акционерами. Хотя уже это система владения, не сводимая к простой арифметической сумме участников. Причём в своём развитии она достигает такой сложности, что ум, привыкший к формально-правовому штампу мышления просто взрывается при попытке распутать её связи. Ведь обычным делом является, когда одно общество само является держателем пакетов акций других обществ, которые в свою очередь являются держателями долей третьих обществ и в конечном итоге дробление может достигнуть такой стадии маразма, когда змея кусает себя за хвост — само же это общество через многоуровневую цепочку посредников оказывается в конечном итоге собственным совладельцем и понять что же там кому формально принадлежит — та ещё головоломка. Но это и не надо.

Ведь к чему в пределе ведёт такой процесс перекрёстного опыления? К тому, что в конечном итоге вся находящаяся в обороте собственность принадлежит сообща всему классу собственников. Частным тут остаётся присвоение дивидендов, но собственность в конечном итоге оказывается именно общеклассовой — нет такого лица или даже группы лиц, которые бы исключительно обладали всей полнотой прав распоряжения, владения и пользования, таковой субъектностью оказывается обладающей только вся совокупность, весь класс. И, вообще говоря, марксизм, говоря об эксплуатации работников капиталистами, рассматривает именно отношения этих классов, взятых в совокупности, системно, а не каждыми отдельными капиталистами каждых отдельных работников.

На этом фоне оказывается просто удивительным, почему же политарная схема объявляется несуществующей, невозможной, какой-то избыточной, хотя она по сути проще, чем бесконечно усложняющиеся и чем дальше, тем более запутывающиеся отношения капиталистические, которые как более поздняя стадия развития в том или ином виде переваривают и включают в себя или воспроизводят заново более простые формы стадий предыдущих — подобно тому, как это было с эволюцией биологической.

Впрочем, тут ответ тоже прост и заключается в вещи сугубо субъективной: «утверждение в правах» политаризма, в частности политаризма индустриального, ставит под сомнение советский строй как вообще когда-либо существоваший именно в качестве социалистического, а это святыня и последний бастион, за который и сталинисты, и большинство записываемых ими в троцкисты порвать готовы, потому что это в их глазах почему-то обесценивает и коммунистическую идею как таковую, и прожитую жизнь — дескать, «что же, всё было зря?» Это больше смахивает на религиозную веру и в то же время оказывается полнейшим и постыднейшим маловерием. В самом лучшем случае напоминая истерики бившихся головой об стенку от эйнштейновской физики. Хотя исчерпанность и ограниченность классической ньютоновской механики была совершенно очевидна в свете всё более новых данных об устройстве космоса и микромира.