Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Зелёный

М.Верещак, А. Егорова "Время, вперед?" Есть ли будущее?

Довольно неожиданная для Рабкора, но весьма интересная беседа с кандидатом филологичеких наук, зав. кафедрой русского языка Московского архитектурного института Анастасией Владиславовной Егоровой на лингвокультурологическую тему, а именно «о том, как в языке выражаются представления о времени, и в частности о будущем». Кто что-то слышал про «циклическое время», «линейное время», кто замечал, что, например, в западной фантастике (ныне и в нашей) сплошное бесконечно продлённое настоящее, что в нашем обществе отсутствует представление о будущем — даже не какое-то идеологическое, а вообще как такового будущего нет и т.п. проблемы — тому будет весьма интересно.



Зелёный

(no subject)

Всё-таки сталинюки — на редкость омерзительные люди, они готовы весь мир в дерьме измазать, лишь бы доказать, что их идол весь в белом. Вот бегают очередные сумасшедшие, доказывая, что, скажем, Королёв или Вавилов видите ли правильно были посажены, потому что-де вместо того чтобы делом заниматься, удовлетворяли своё любопытство за казённый счёт.

Вот одно такое с утра: «Ну, пример Вавилова-биолога как раз и демонстрирует, что занятия высокой академической наукой вместо поставленных ему задач по выведению сортов пшеницы в преддверии великой войны — как минимум, нецелевое использование средств». А все вокруг удивляются, почему шарлатаны вроде Петрика вдруг оказываются хотя бы на час калифами. Да не Вавиловых задача выводить сорта, вот не занимаются Ландау или там Капицы разработкой токарных станков. Для этого есть прикладники. А задача академической науки — это, если обобщить — выяснить сами принципы, которыми могли бы пользоваться те прикладники, дать теоретическую базу тем же агрономам, без которой что-то там выводить — это как раз играться наугад, напрасная трата народных денег. И человеку, который в состоянии заниматься такой работой, виднее как её надо делать, чем условному товарищу Сталину, потому как оный товарищ — профан в этом деле, а человек — знает.

Но что объяснять фанатикам, которым нужна не правда, а обоснование своего виртуального права казнить и миловать? Весь этот сталинизм натужный — это ведь не ради Сталина, а сублимация желания мелкого обывателя, который по жизни по уши в грязи, который постоянно унижен и которому хочется во что бы то ни стало возвыситься, а именно — получить власть, которой он и близко в своём быту не имеет. Какому же именно идолу поклоняться, какого фюрера впихнуть не пьедестал — это вопрос вторичный, стилистический. Для этого на самом деле подходит кто угодно, хоть Христос, хоть Будда, хоть Сталин тот же.

Зелёный

Пожар в Париже: взгляд с дивана

Чую, весь день лента будет полна «мнениями экспертов» от дивана. Вроде меня.

Вангую, будут лидировать две версии: это «поджог рейхстага», диверсия то бишь, и «Джамшут на стройке окурок бросил». В обоих случаях через один сторонники обоих версий будут сливаться в пароксизме негодования «черножопые понаехали». Только вот в любом случае вопрос не к Джамшутам, а к тому как правила пожарной и прочей безопасности на объекте соблюдались. Ведь обычно чтобы что-то серьёзное серьёзно загорелось нужно либо очень постараться, типа там канистру бензина разлить, а то и не одну, либо — если это мелочь, вроде забытого утюга или того же окурка — чтобы в течении долгого времени никто ничего в упор не замечал. И опять же, как правило, надо чтобы тот окурок попал в нужную среду. Но тогда вопрос в любом случае не к бородачам и Джамшутам, а к организации охраны и реставрационных работ.

Collapse )
Зелёный

Лениных больше не будет

MEL

Частенько можно услышать нечто вроде: «Пока не будет нового Ленина (вариант: Маркса-Энгельса), ничего толком не получится». Подразумевая под этим не только лидера движения, но и теоретика, настолько могучего умом, что мог бы принять эстафету у классиков и причесать теорию, несколько поистаскавшуюся и поиздержавшуюся за сто лет, до уровня, соответствующему современным политическим и экономическим реалиям — примерно как из дарвиновской теории выросла синтетическая теория эволюции, при том, однако родил бы нечто столь же весомое и фундаментальное, как это было во времена Маркса. Короче, нужен Гений.

Collapse )
Зелёный

Фантасту на заметку: письмо Ефремова Дмитревскому от 8.01.1962

И. А. ЕФРЕМОВ — В. И. ДМИТРЕВСКОМУ1

Москва

8 января 1962 г.

Дорогой Владимир Иванович!

Не могу по нездоровью участвовать в Вашей интересной встрече с коллегами-фантастами. Очень жаль, так как вопрос крайне важный. Человек в будущем и будущее в человеке — два эти направления размышлений как бы дивергируют, расходятся, разветвляясь в разных произведениях искусства, и не только нашего жанра литературы. Но оба они исходят из одного ствола, и тут-то «ствол» имеет определяющее значение для всего последующего пути. Ввысь, косо, криво или вовсе по земле начнет стремиться создаваемое произведение? Жанр научной фантастики обязывает расти ввысь, к звездам, к будущему миру, в котором человек и мир должны образовать гармоническое целое. Поэтому вопрос «ствола» наиболее важен именно для научной фантастики хотя бы до тех пор, пока она составляет особый жанр литературы.

Что же является таким «стволом» для произведений о человеке и высшей форме общества — будущем коммунизме?

Мне кажется, что вопрос о развитии человеческой психики и поиски подлинно современного (а с проецированием дальше — и будущего) мироощущения, с крепкой закалкой ума и воли — вот «ствол» дальнейшего пути научной фантастики. В самом деле, обращали ли Вы внимание, как быстро стареют почти все научно-фантастические произведения? Давно ли с захватывающим интересом мы читали то, что сейчас уже не находит никакого отклика в душе?

Collapse )
Зелёный

(no subject)

Краткое содержание дискуссии у Водокачкина:

Решили как-то учёные выяснить кто умнее — прапорщик или обезьяна. Запускают в вольер с пальмой и разбросанными вокруг ящиками, палками и прочим мусором обезьяну. Та походила-походила, потрясла пальму — банан не падает.
Ей учёные говорят:
— Думай, Микки, думай!
Обезьяна попрыгала — ни шиша.
— Думай, Микки, думай!
Она берёт палку, пытается сбить банан — не выходит, коротковата.
— Думай, Микки, думай!
Тогда обезьяна ставит один ящик на другой, залезает на них, сбивает палкой наконец банан и удовлетворённо лопает его под пальмой.

Следующим запустили в вольер прапорщика. Тот походил, походил, потряс пальму — ни шиша.
Ему говорят:
— Товарищ прапорщик, а вы подумайте!
Тот багровея от натуги, продолжая раскачивать несчастное дерево, отвечает:
— Хули тут думать, трясти надо!
Зелёный

Общеклассовая частная собственность

Забавно, что понятие об общеклассовой частной собственности оказывается совершенно недоступным пониманию многих, а некоторые так и прямо заявляют, что это оксюморон. Правда, на вопрос о том чьей собственностью является государство, эти утверждающие промолчали, когда я спросил — на это откликнулось всего несколько человек. А ведь реально «обычная», персональная частная собственность, когда субъект владения является одним лицом — это отнюдь не правило даже при капитализме. Замечу — не юридический, а фактический владелец.

Я не раз писал в тех или иных комментариях, что реальные отношения собственности вообще в принципе размыты подобно электронному облаку, а власть над ней, сосредоточенная в руках одного капиталиста — абстракция, вроде модели того же электрона, принимаемого за твёрдый шарик. В реальности функции такового владельца распределены между многими лицами и пресловутый капиталист — важное, но не единственное звено, на нём сходятся связи, создающие феномен «собственности», но не исчерпываются им. Подобным «волновым» подходом принято пренебрегать, считая по умолчанию, что упрощённой модели практически достаточно. Хотя лобовые и упрощённые подходы себя уже не оправдали. Те, кто понимал всё просто, уже завели и довели до ручки.

Относительно легко понимаются структуры вроде обществ на паях или акционерных — пока опять же они сводится к представлению об простом совладении двумя или более акционерами. Хотя уже это система владения, не сводимая к простой арифметической сумме участников. Причём в своём развитии она достигает такой сложности, что ум, привыкший к формально-правовому штампу мышления просто взрывается при попытке распутать её связи. Ведь обычным делом является, когда одно общество само является держателем пакетов акций других обществ, которые в свою очередь являются держателями долей третьих обществ и в конечном итоге дробление может достигнуть такой стадии маразма, когда змея кусает себя за хвост — само же это общество через многоуровневую цепочку посредников оказывается в конечном итоге собственным совладельцем и понять что же там кому формально принадлежит — та ещё головоломка. Но это и не надо.

Ведь к чему в пределе ведёт такой процесс перекрёстного опыления? К тому, что в конечном итоге вся находящаяся в обороте собственность принадлежит сообща всему классу собственников. Частным тут остаётся присвоение дивидендов, но собственность в конечном итоге оказывается именно общеклассовой — нет такого лица или даже группы лиц, которые бы исключительно обладали всей полнотой прав распоряжения, владения и пользования, таковой субъектностью оказывается обладающей только вся совокупность, весь класс. И, вообще говоря, марксизм, говоря об эксплуатации работников капиталистами, рассматривает именно отношения этих классов, взятых в совокупности, системно, а не каждыми отдельными капиталистами каждых отдельных работников.

На этом фоне оказывается просто удивительным, почему же политарная схема объявляется несуществующей, невозможной, какой-то избыточной, хотя она по сути проще, чем бесконечно усложняющиеся и чем дальше, тем более запутывающиеся отношения капиталистические, которые как более поздняя стадия развития в том или ином виде переваривают и включают в себя или воспроизводят заново более простые формы стадий предыдущих — подобно тому, как это было с эволюцией биологической.

Впрочем, тут ответ тоже прост и заключается в вещи сугубо субъективной: «утверждение в правах» политаризма, в частности политаризма индустриального, ставит под сомнение советский строй как вообще когда-либо существоваший именно в качестве социалистического, а это святыня и последний бастион, за который и сталинисты, и большинство записываемых ими в троцкисты порвать готовы, потому что это в их глазах почему-то обесценивает и коммунистическую идею как таковую, и прожитую жизнь — дескать, «что же, всё было зря?» Это больше смахивает на религиозную веру и в то же время оказывается полнейшим и постыднейшим маловерием. В самом лучшем случае напоминая истерики бившихся головой об стенку от эйнштейновской физики. Хотя исчерпанность и ограниченность классической ньютоновской механики была совершенно очевидна в свете всё более новых данных об устройстве космоса и микромира.
Зелёный

(no subject)

Поймал себя на мысли, что за последний десяток — кабы не больше — лет из фантастики, да и вообще наверное из книг, перечитывал-переслушивал неоднократно, кроме Ефремова, только две вещи — «Мессия очищает диск» Олдеев и лукьяненковские «Звёзды — холодные игрушки». А больше нечего. Что ни пытался начать — настолько же не вставляет. Даже вспомнить особо нечего. Ну может ещё пару названий и авторов, но сильно сомневаюсь, что кого-то будут перечитывать. Как-то даже обидно — какие-нить якобы космооперы и боевики найти несложно, но вот с таким же сплавом смысла и драйва — чё-то не везёт.

По-моему, их лучшие вещи. С Лукьяненко идейно не согласен, но это вообще высшее, что у него в прыжке было. И занимательно, и масштабно, и есть таки с чем несоглашаться. Что примечательно — обе вещи из 90-х. После в основном муть пошла. Собственно, она уже тогда началась, Лукьяненко у многих долго исключительно с «Дозорами» ассоциировался. Но меня от них блевать тянуло всегда. Некоторые, правда, ещё «Спектр» вспомнят, но он меня чё-то не вставил. Вот разве что «Геном» ещё увлекательный был.

Такие странные зигзаги — в самое тошное, нищее и безнадёжное время как ни странно, годике так в 97 плюс-минус, были всё-таки проблески какого-то если не оптимизма, то надежды. Можно, конечно, на возраст списать, на молодость, но всего годика через три-четыре стало как-то беспросветней и унылей. Я так думаю, в «Звёздах» в последний раз советская фантастика выстрелила. Когда драйв со смыслом. Ну так чтобы и звёздное небо над головой, и чё-то там внутри нас. Хоть в этой вещи и исживал он всячески эти смыслы.

Ну а «Мессия» Олдеев просто прикольный и весёлый. Другие их вещи или мутнее или неподъёмнее.
Зелёный

(no subject)

На днях широко известный в узких кругах владелец и кормилец кота Степана — Кагарлицкий Борис Юльевич — выпустил очередной стрим. Лично моё внимание зацепил один небольшой эпизод, в котором Кагарлицкий высказывается по поводу концепции Юрия Семёнова. Расшифровывать весь спич мне лениво, поэтому приведу просто видеоцитату:
Collapse )
Более всего, конечно, это наглядный пример того, что быть экспердом по всем на свете вопросам просто вредно: можно оконфузиться. Мало того что оратор — как и большинство критиков Семёнова — его работ попросту не читали или читали какие-то изложения и переложения и, может быть, какие-то отдельные статьи, но он ещё и ухитрился нахамить весьма пожилому человеку, который вообще-то в науку пошёл тогда, когда БЮ в проекте не было. Конечно, Кагарлицкий совершенно прав, когда говорит о том, что широкой популярностью концепция Семёнова не пользуется, но позволять себе пассажи вроде «… претенциозно, потому что Семёнов пытается делать вид, что он первый об этом пишет и не ссылается ни на кого» — это уже за гранью не только научной дискуссии, но и просто приличий. Ну хотя бы потому что это ложь — достаточно совершить крайне несложное действие, как то: открыть сайт «Скепсис» и найти там, например, содержание «Философии истории» — я не говорю даже прочитать её, но хотя бы содержание — и обнаружить, что там перечисляются и даются характеристики историческим концепциям аж от античности и до 20 века включительно — в том числе, например, мир-системному подходу. После чего говорить о том что-де Семёнов не знает и знать не желает ничего о предшественниках, ставит себя некой уникальной фигурой — просто глупость. Правда, не буду утверждать что я сам всего Семёнова превзошёл и биться об заклад, что он упомянул каждое учёное имя в рассматриваемых им областях знания, не стану. Однако утверждение Кагарлицким было сделано достаточно общее и при том касающееся не только отстранённо-концептуальных вопросов, но и личности заочного оппонента. Так что не грех и извиниться.

Вообще скажу, что главная заслуга Семёнова — отнюдь не теория политаризма, это один из частных вопросов. Collapse )
Зелёный

(no subject)

Есть расхожее мнение, что в многочисленных советских НИИ (как правило ссылаются на опыт позднего СССР) в основном груши околачивали и только изображали деятельность, как вариация этих рассуждений — утверждение, что это было по сути проявлением скрытой безработицы. Однако, представляется, что это не более чем штамп, а явялется проявлением иной вещи: в науке, как и в промышленности, с индустриальным развитием общества тоже росло разделение труда и на отдельного работника стало приходиться меньше операций, а тематика сужаться.

В одной статье по истории авиации, кажется в «Технике-молодёжи» конца 80-х, как-то проскочила фраза, смысл которой был примерно такой: тогда (в 30-е годы), молодой инженер сам мог проектировать самолёт, причём в нескольких вариантах, да не просто какой-то, а который мог стать одним из основных истребителей ВВС, тогда как в наше время ему в КБ доверили бы проектировать в лучшем случае какой-нибудь лючок.

По-моему, это весьма верно и наглядно иллюстрирует вопрос. Сложность проектов растёт, крупные задачи распадаются на множество частных проблем и на отдельно взятых мэнээсов действительно могут прийтись обязанности по сути чертёжников или лаборантов, чернорабочих науки, труд которых руководитель проекта сложит вместе и только тогда они обретут смысл. Но если конвеер работает непрерывно и рабочему у него некогда присесть, то в исследованиях всегда случаются паузы из-за разного рода организационных и технических проблем, а когда и неудач — а ведь наука работает с областью неизвестного, где не может быть гарантий результата. Соответственно, когда начальство в задумчивости, то низовому звену на их уровне делать особо нечего, и тогда про них говорят, что они пинают балду да спирт для протирки оптики глушат. Т.е. отдельные сотрудники заняты не больше, чем скорость движения к цели самого верхнего уровня иерархии всего проекта, его идеи-фикс, ради которой всё было приведено в движение.

И вот только уже как следствие этого появляется среда для всякого рода синекур, тот лес плеч, за которыми можно спрятаться и делать отсутствие дела. Но если бы не было дела, то и не было бы за кем прятаться.