Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Зелёный

Взрыв Осевого времени — опыт осмысления средствами художественной литературы



Свежее выступление Николая Смирнова — по сути презентация новой книги «Сказание об Иргень», созданной традиционно в соавторстве с Ольгой Ерёминой. Книги, уже написанной, но ещё не изданной — выйдет она скорее всего в следующем году. Но советую читателям сделать зарубку на память и заранее готовится заказать: книги Ольги и Николая хотя и выходят небольшими тиражами, но расходятся как горячие пирожки.

Мне хочется искренне похвалить своих друзей и выразить им свою читательскую благодарность: они создали редкое по нынешним временам произведение во всех смыслах, как по замыслу, так и по исполнению.

Что же это за книга? Это исторический роман, действие происходит в 6 веке до нашей эры на пространстве от Чёрного и Средиземного моря до Тихого океана. Главная героиня — дочка вождя скифского племени, похищенная ещё девочкой в Херсонесе, проданная в Персию, обретшая на чужбине верных друзей — тоже главных героев произведения, с которыми прошла долгий четвертьвековой путь обретения себя и возвращения домой почти что через всю тогдашнюю Ойкумену.

Надо сказать, что врядли часто художественная литература обращалась к этому историческому периоду. А он весьма важен как время коренного перелома, сравнимого по значимости перелому 20-го века. Впрочем, про это гораздо лучше рассказывает сам Николай, которого я настоятельно и рекомендую послушать. Замечу только, что в мало каком произведении такая концентрация исторических фигур, причём исторических не столько с точки зрения казённой истории, перечисляющей бесчисленных царей, их деяния и войны, сколько истории в ефремовском понимании — истории духовной культуры в первую очередь. И замечу, что это в лучшем смысле продолжение ефремовской традиции приключенческо-философского романа — здесь есть место и напряжённому действию, и мирским страстям, и великой любви, и размышлениям о жизни.

По своему стилю книга напоминает «Таис Афинскую» Ефремова, безусловно ею вдохновлённая, и даже имеющая некоторую сюжетную сцепку с ней. Однако это совершенно самостоятельное произведение с оригинальным сюжетом, написанное уникальным авторским языком.

Короче, настоятельно рекомендую, следите за новостями — как только издательская машина провернётся, все причастные будут бить в колокола.
Зелёный

(no subject)

Послушал Олдеев из последнего — «Бык из машины». По быстрячку, просто как развлекалово, отвлечься от кипения мозгов из-за проблем по жизни. Не, я не буду вдаваться в разбор сюжета — лень, сил и так нет.

Но начали закрадываться мысли — может действительно авторов из «Буйного бродяги» почитать? От благообразных буржуа, мотающих стопятьсотый виток соплей несуществующих проблем уже таки тошнит. Лет пятнадцать-двадцать назад пошло бы с интересом. Сейчас — ну так, как комикс, не для мозгов, а для онанизма. Ибо мозги там напрягать не то что нечем — Олди не дураки — а незачем, игра в бисер.

Таки классовая позиция авторов имеет значение. А они хоть и клеймят скорострельный негритянский рынок литературы, но у самих судя по всему давно ствол уже раскалился, из кожуха хлещет перегретый пар, а ладони давно и прочно приросли к пулемётным рукоятям. И ответов ни на какие актуальные вопросы современности не дают, и даже не ставят их, а выдают на гора резиновые мастурбаторы. А то что таковыми актуальными являются вопросы социальные — незаметить невозможно. А в этом плане старая фантастическая гвардия 90-х, насколько можно понять, давно и прочно засела на обывательских позициях, предпочитая писать о сильных и богатых мира сего, если и сталкивающихся с его изнанкой — то как с антуражем, перчиком, придающим остроты или неизбежным злом «порока» в лучшем случае. Мир менять они не собираются и не хотят.

Ещё и возмущаются «пиратами» и читателями, желающими читать бесплатно — а за что вам платить? Ну не стоите вы потраченных на вас денег.

И забавно думать — ведь стоит только пойти настоящей революционной волне, как она всех этих бестселлеров смоет в момент, читатели будущего не будут знать их имена, просто потому что им нечего у них будет взять.

У самиздата ныне, как ни странно, таки просто непаханное поле. Вот с чем по нынешним временам у неформальных авторов таки проблематично — нету у них аудиокниг. Читать глазками, конечно классично и хардкорно, но по нынешним временам убивать зрение монитором становится всё напряжнее, напряга и так хватает выше головы для повседневных дел. Сдаётся, ныне авторам надо осваивать и смежную нишу чтецов. Понимаю, это трудно, не все читать-то вслух умеют. Зато какая реклама и какая фора перед коммерческими профессионалами — произведение в исполнении автора! Между прочим, никто ведь кроме этого автора не знает какая должна быть интонация и ударения.
Зелёный

Когда на смерть идут — поют…



«Когда на смерть идут — поют…»

Передача для «Радио Люберецкого региона», посвящённая празднованию Дня победы.

Запись 19 апреля 2018 года.
Эфир 7 мая 2018 года.

Автор и ведущая — Ольга Ерёмина (erema_o).

Стихи поэтов военных лет читают ученики Томилинской школы юного журналиста:

Екатерина Лушутина — Юрий Баранов. «Вздымаются к небу проклятья и стоны…»
Василиса Лобыгина — Юлия Друнина. «Я ушла из детства в грязную теплушку…», «Не знаю, где я нежности училась…»
Мария Жигунова — Юлия Друнина. «Баллада о десанте»
Анна Максимова — Сергей Орлов. «Пистолет из рук не выпуская…»
Алиса Доронина — Борис Слуцкий. «Лошади в океане»
Григорий Цфасман — Семён Гудзенко. «Перед атакой»
Олеся Кононова — Сергей Наровчатов. «В те годы»
Мария Маркелова — Юлия Друнина. «Ёлка»
Павел Поляков — Александр Твардовский. «Перед войной, как будто в знак беды…»
Ирина Боровик — Вероника Тушнова. «В оцепененьи стоя у порога…»

Благодарим О. Е. Щевелёву за организацию записи и монтаж.
Зелёный

(no subject)

У Майсуряна появился пост про Тухачевского, основанный преимущественно на цитировании книги 20-х годов некоего Пьера Фервака (Реми Рура), во время мировой войны сидевшего с Тухачевским в одном лагере военнопленных. Не буду здесь вдаваться в обсуждение ни самого Тухачевского, ни критики приведённых отрывков, но скажу о том, на какие мысли они меня навели. Сперва конечно слегка офигеваешь от описаний широты души будущего красного маршала, но потом появляется этакое своеобразное чувство, что нам под видом мемуаров подают очередных медведей с балалайками под хохлому, матрёшками, водкой и цыганами. Что в свою очередь наводит на мысль о природе данного образа.

И так, все эти медведи и балалайки — они вообще не про русских и не для русских, это не про то «как они нас представляют». Нет. На собственно «нас» им вообще плевать. Как в общем-то подавляюещему большинству обывателей в любой стране на любых иностранцев. Рефлексия иностранной культуры в этих случаях ровно настолько глубока и изощрённа, насколько ярко проецирует собственные проблемы и страхи рефлексирующего. Условный европеец, родивший и распространивший миф о медведях — это скорее всего мелкий или средней руки чиновник, работник умственного труда, клерк, серая лошадка пропахших пылью контор, наследник многих поколений Акакий Акакиевичей, человек с пелёнок погребённый под многопудовыми томами и свитками разделов и параграфов, со раз и навсегда строго определёнными направлениями движения. Вы думаете все эти гоголевские шинели и чеховские люди в футлярах — это русское изобретение и уникальная фишка? Да ни боже мой. Это портреты любого европейского чиновника. Они в этих шинелях жили на поколения дольше нас. Историки радуются, что западноевропейская источниковая база очень богата, всякие архивы простираются чуть ли не до раннего средневековья, а иногда создаётся впечатление, что контора писала безостановочно вообще со времён Римской империи. Это поколения и поколения бюрократов сидели и строчили параграфы, из века в век дотошно определяли линии разграничения людей от людей, определяя и переопределяя со всей тонкостью площадь, выделенную конкретному чёрту на конкретном острие иглы.

Поэтому, читая эту статью, думаешь, что в ней скорее и явственнне всего виден не столько Тухачевский, сколько желание мьсе Реми Рура поярче продать русского ярмарочного медведя. Иначе рюске не продасться, господа европейцы жаждали экзотики. Кому интересно, чтобы рюски были обычными людьми? Это скучно, на бюргера господа европейцы могут и в зеркало посмотреть. Скучно-с. А они, как выше было сказано, в шинели жили гораздо дольше нас. А хочется, ой как хочется иногда перчику, послать к чёртовой матери жёсткие крахмальные воротнички и европейские порядки с их святой верой в полицейскую правоту, с их всеобъемлющим регламентом и чёткими циркулярами указаний какому сверчку какой шесток полагается. Вот и пригождается образ русского медведя, на которого можно спроецировать свои подавляемые желания и казарменные охреневания. «Я держу равнение, даже целуясь» — вы думали, это про нас? Да нет, это в гораздо большей степени про них, про людей закона и параграфа, потому что любой еврохипстер самой фривольной ориентации свободен ровно до ближайшего шуцмана.

Человеку, живущему всю жизнь за решёткой — пусть даже это решётка правил, которого с измальства дубиной заставляют верить в святость «закона» (вспомните отличный фильм «Закон есть закон») и нарисованных линий, уже не в состоянии представить себе что-то за пределами норм и параграфов. Он неспособен жить не по шаблону. А психика не выдерживает, самая комфортная тюрьма — всего лишь тюрьма. И единственной альтернативой такому психически изломанному сознанию представляется только хаос — тот самый бунт бесмысленный и беспощадный, лихая пьяная удаль бездумного и крайнего загула. Но это делать самому не положено — нельзя-с, запрещено-с, поэтому нужен образ другого, который в себе воплощал бы эту слепую ярость и безнадёгу. Поэтому когда в «их» литературе, искусстве появляются условно русские персонажи, которые нас смешат своей картонной непохожестью — это не потому что они не знают, какие мы настоящие, а потому что им и не надо этого знать, они ведь изображают не нас, а своё альтер-эго.
Зелёный

О «Чужаке в чужой стране»

Пару лет назад случилось небольшое событие, которое лет ещё десять назад заставило бы плясать до потолка от радости. А именно: любителями аудиокниг была сделана начитка «Чужака в чужой стране» Хайнлайна, одного из его самых значительных и глубоких произведений. Почему-то именно этому произведению меньше всего везло с русскоязычными аудиоизданиями, казалось бы должно было бы появиться в числе первых, особенно учитывая некоторую скандальность и то что в СССР она никогда не издавалась, но поди ж ты — случилось только в 2015 году. Я было с удовольствием скачал, прослушал — и, честно говоря, несколько разочаровался. О чём сочинил нижеследующий комментарий.


К сожалению, выбран был не самый удачный перевод, на мой взгляд. Без «грокать» теряется в значительной степени колорит произведения и сочность его языка. К тому же слово стало по сути международным мемом, поэтому крайне неудачно со стороны переводчиков было заменять придуманное, лично авторское слово Хайнлайна grok на объяснение переводчиками смысла слова как они его поняли — «вникновение». С таким же успехом можно было бы переводить в книгах по дзен-буддизму слово «дзен».

Так что, кто слушает или читает впервые этот перевод, помните: каждый раз, когда в объяснениях философии Майка и марсиан встречаются слова «вникновение», «вникать» — на самом деле там стоит ГРОК и ГРОКАТЬ (grok).

Общие же впечатления от книги… Всё-таки всё хорошо в своё время, дорога ложка к обеду. Когда-то мне эта книга Хайнлайна казалась одним из величайших достижений не только фантастики, но и человеческой мысли вообще. В двадцать я и сам хайра растил и с большим энтузиазмом воспринял книгу. А сейчас, с возрастом и опытом понимаешь, что при всех достоинствах, всё-таки Хайнлайн — это то что некогда назвали бы «буржуазно ограниченный писатель», он рвёт одни шаблоны обывательства, но только чтобы встать в рамки других. При всех порывах он не вышел за рамки мелкого индивидуализма, он сколь угодно готов приветствовать некое самосовершенствование, но совершенствование мира в целом, организованная борьба за новый мир с существующим социальным порядком у него выпадает, он в неё не верит — впрочем, недаром он был антикоммунистом. Убогость его подхода особенно заметна в том, что его герой по сути сам становится ультра-буржуа, типа переиграем врага на его поле, и это приветствуется как методика для всех апологетов. Типа сам стань буржуем лучшим, чем остальные, более эффективным менеджером, чем самые эффективные. Хайнлайн, похоже, породил не только хиппи, но одним махом и яппи.

Впрочем, в этом он был не одинок, тогда это было модно, тренд — скажем, персонажи Кастанеды тоже в конечном итоге «состоятельные парни» — и для большинства поклонников именно это является привлекательным — индульгенция на наживу под видом «самосовершенствования» и «духовных практик», лелеяние эгоизма под маской отстранённости от мирских соблазнов. В общем, утончённо обоснованное право на свинство. Так и из Хайнлайна многие восприняли только бесконечную перекрестную итьбу да право глядеть на всякое негрокающее быдло свысока.
Зелёный

Братья Стругацкие. Письма о будущем

Появилось любопытное интервью о Стругацких.
Collapse )
Моя ремарка: всё-таки вроде бы и доброжелательно настроенные люди часто совершенно не понимают Ефремова и пафос «пятидесятничества», вновь и вновь повторяя затёртый штамп про то ли мазохистский аскетизм, то ли аскетический мазохизм. Причём говорят об этом даже формально неверно: «в мире Ефремова у человека вообще нет личных вещей и любой член общества должен быть готов в любой момент "по переводу" сняться с насиженного места и переехать на другое место работы, место службы». Вот спрашивается, каким местом вместо глаз надо читать «Туманность Андромеды», где прямо говориться о том, что ЛИЧНЫЕ вещи у людей таки есть, а переезжают с места на место они на протяжении всего романа по собственному желанию, как максимум — по рекомендации врача-психолога? Но это мелочи, предположим, что текст мало кто много раз перечитывал и нюансы не запоминаются. Самое главное, что не понимают самой простой и очевидной вещи: там не аскетизм, там мир, в котором ВСЁ ЕСТЬ. Когда у вас есть всё, вам не надо гнаться ни за чем.

Ну вот наверное со многими бывало, что, скажем, на даче вдруг большой урожай случился и вы смотреть уже не можете на эти абрикосы, вишни, яблоки и т.п., все вёдра забиты фруктами, все полки заставлены банками с вареньем и — о, чудо — вас совершенно не грызёт желание набить брюхо так, чтобы дышать нельзя было, вы бОльшую часть времени совершенно равнодушны к сим дарам сада и природы. Вы просто когда хотите берёте плоды и едите. Самое смешное, что когда всегда есть, хочется вам этого довольно редко, гораздо меньше, чем зимой у базарного лотка с несуразным ценником. Неужели это такая трудная для понимания штука? Ну ладно, дача не у всех была. Но хлеб-то по двадцать копеек люди старше сорока хорошо помнят? И помнят, что несмотря на все пафосные плакаты он ценностью для послевоенных поколений, которые лично не видели голода, не воспринимался, всегда был и невозможно было представить что его нет. Никому в голову не приходило, что нужно затариваться, толкаться локтями, сушить сухари и опасаться, что не хватит. Единственным ограничителем было время работы булочной.

Вот пожалуй это самое удивительное: бедность, получается, острее всего переживала и переживает наша интеллигенция, которая вроде бы давным-давно всё про хищные вещи века поняла. Она настолько себя привыкла считать нищей, что не замечала даже то, что было в изобилии и не в состоянии была сделать простейшую экстраполяцию. Да и по сю пору не может.
Зелёный

Сравнение разных редакций романов И. Ефремова «Лезвие бритвы» и «Таис Афинская»

Как известно, многие литературные произведения существуют в различных вариантах, некоторые представляют собой переработки в ходе развития авторского видения своей работы, некоторые обусловленны политической цензурой, а какие-то просто далеко не всегда обоснованной редакторской правкой, исходящей из субъективных представлений редактора о должном с коммерческой, политической или «нравственной» точки зрения. Иногда изменения связаны с техническими ошибками при изданиях и переизданиях.

Книги Ефремова тоже не избежали этой участи по совокупности всех вышеназванных причин. Хотя в принципе об этом было известно и ранее, тем не менее скрупулёзный анализ всех изданий и сравнение с оригинальными рукописями пока дело будущего. Тема эта представляется довольно важной, потому что хотя на первый взгляд изменения незначительны и не меняют основных идей произведений, тем не менее оказывается, что в некоторых случаях бывали опущены или отредактированы довольно значительные куски, и таким образом нам известно скорее некое ядро ефремовских книг, нежели конкретика, которую можно считать канонической и опираться на неё безусловно, не опасаясь при этом принять за истинную позицию автора чужеродную отсебятину. К тому же получается, что разные читатели, пытаясь обсуждать некие положения, по сути обсуждают разные документы, а следовательно может сложиться ситуация, когда говоря вроде бы об одном, говорят на самом деле о разном. Cитуация осложняется и тем, что хотя обычно бытовала практика переизданий по некоему общему источнику, судя по всему в изданиях разных лет и разных издательств могли быть и уже вторичные правки, когда редактированию или сокращению подвергался и так уже урезанный и отцензурированный в более ранних изданиях текст. Причём этим страдают не только советские издания, но и постсоветские. От банальной вставки рекламы до удаления идеологически неприемлимых для издателя мест.

Из того что знаю непосредственно, пожалуй сильнее всего пострадала «Таис Афинская». Помимо того что шаловливые редакторские ручки вздумали править авторский стиль — далеко не всегда в лучшую сторону, поскольку оригинальный ефремовский язык ярче и сочнее, ещё и были выкинуты существенные для понимания смысла текста куски, иногда практически целые главы. (Кстати, когда некоторые возмущаются слишком тяжеловесным языком Ефремова, стоит задуматься — а насколько это именно его язык, а насколько исправления всяких доброхотов, которые полагали, что знают «как лучше»?)

Довольно сильное вмешательство было в «Лезвие бритвы». Не избежал этого «Час быка». Кое-какие нюансы существуют в разных изданиях «Туманности Андромеды». Остальные, наверное, особо никто и не сравнивал.

Но, такие исследования начали появляться.

По наводке Андрея Константинова представляю работы Е. К. Агапитовой «Две редакции романа И. А. Ефремова «Лезвие бритвы» и «Цензурная и авторская правка романа И. А. Ефремова «Таис Афинская».
Зелёный

Новый отзыв на «Туманность Андромеды»

Ефремов как-то в одной из книг заметил, что часто люди негативную информацию воспринимают с большим доверием, чем позитивную, легче верят в сообщение о каком-нить пороке, чем чему-то хорошему. Это в полной мере можно отнести и к реакциям на произведения самого Ефремова: легко заметить, что добрые отзывы просто теряются среди истерик самоутверждающихся самолюбий всяких ничтожеств, которые видят возможность возвыситься, только унизив кого-то. Впрочем, тем ярче хорошие отзывы, которые начинают сиять драгоценностями на фоне всякой мути. Вчера появился ещё один такой небольшой самоцвет, разгоняющий серость: «Иван Ефремов «Туманность Андромеды» — рецензия SilkWay» (за наводку спасибо sola_menta)


Collapse )


Выскажусь по поводу возникших у читательницы сомнений, тем более что эти моменты у многих вызывают вопросы.

Collapse )

Итак, резюмируя: суть изображённых в романе преобразований природы не в конкретных картинах, а в необходимости осознанного создания окружающей среды.


Что касаемо «музыки слов». Collapse )
То есть красота речи как таковая никуда не девается. Исчезает по сути бессмысленность, пустота этой речи.
Зелёный

Мемориальная доска Ефремову: открытие

Оригинал взят у nashenasledie в Мемориальная доска Ефремову: открытие
prokhozhyj в Мемориальная доска Ефремову: открытие





Collapse )


Сегодня на доме № 8 в Большом Спасоглинищевском переулке открыли мемориальную доску учёному-палеонтологу и писателю-фантасту Ивану Антоновичу Ефремову. Доска интересная, перпендикулярная стене, со сквозным прорезанным портретом и летающим вокруг него чароитовой звездой. Мне понравилось :).
____________
достойно

Зелёный

Открытие мемориальной доски Ефремову - изменение времени и пресс-релиз

Оригинал взят у erema_o в Открытие мемориальной доски Ефремову - изменение времени и пресс-релиз

Народ, внимание!!!!
Окончательные согласование по времени открытия мемориальной доски между всеми департаментами привели к ИЗМЕНЕНИЮ ВРЕМЕНИ ОТКРЫТИЯ.

Итак, В 10.30 утра!!!!

Пожалуйста, известите всех заинтересованных!!!

И вот пресс-релиз Мосгордумы:

Информация по открытию мемориальной доски И.А. Ефремову


25 апреля в 10-30 состоится торжественное открытие мемориальной доски писателю-фантасту и ученому-палеонтологу Ивану Антоновичу Ефремову по адресу: Большой Спасоглинищевский переулок, д. 8.

Collapse )