Alex Dragon (alex_dragon) wrote,
Alex Dragon
alex_dragon

Интервью с И. Ефремовым в газете «Неделя», 1969 г.

  ИЗВЕСТНЫЙ СОВЕТСКИЙ УЧЁНЫЙ И ПИСАТЕЛЬ-ФАНТАСТ
ИВАН АНТОНОВИЧ ЕФРЕМОВ О ПОЛЁТЕ «АПОЛЛОНА-11»  

Учёные уже много говорили о лунном эксперименте американских исследователей. Очевидно, многое ещё будет сказано. И не только учёными, но и писателями, публицистами — так значительно это достижение землян.

Корреспондент «Недели» В. Ковалев обратился к видному учёному и писателю-фантасту Ивану Антоновичу Ефремову (он известен советским и зарубежным читателям по романам «Туманность Андромеды», «Лезвие бритвы», «Час быка», многочисленным рассказам и повестям) с просьбой поделиться своими мыслями о полёте «Аполлона-11».

— Несколько дней назад,— начал Иван Антонович,— маленькая девчонка, глядя на серп Луны, вдруг воскликнула: «А там сейчас люди!» Вот это особое ощущение не покидало меня, многих моих друзей, да, наверное, и всех людей на Земле, пока астронавты выполняли свою программу.

— Какое место, Иван Антонович, по вашему мнению, в ряду подвигов освоения космоса занимает высадка человека на Луну?

 Этот эксперимент я расцениваю как третий этап. (Первый — запуск первого искусственного спутника, второй — полёт Юрия Гагарина). Само собой разумеется, промежутки между этими великими шагами были заполнены гигантской работой, поглотившей уйму человеческих сил, материальных средств. Только непрерывность работы обеспечила фантастическую скорость достижения человеком Луны — всего каких-нибудь двенадцать лет с момента запуска первого спутника.

— Каким был самый сложный этап в эксперименте «Аполлона-11»?

 Конечно, посадка лунной кабины. Она сложна и технически, и нравственно. Нравственно потому, что, помимо соблюдения величайшей осторожности, точнейшего расчёта, здесь необходимо решить дилемму: садиться — не садиться. И не только с простым риском для собственной жизни, но чувствуя за собой глаза всего человечества, великую ответственность перед ним. Трудно ещё и потому, что надо железно дисциплинировать свои желания: пройти как можно дальше, осмотреть, узнать как можно больше. Ограничивать себя в этих условиях, чтобы свести риск к минимуму, очень тяжело.

— Некоторых людей поразило, что Коллинз, находясь на селеноцентрической орбите, несколько раз пытался увидеть лунную кабину, но это ему не удалось. Как вы оцениваете этот факт? Не думаете ли вы, что так можно многое не заметить, в том числе и жизнь на незнакомой планете?

 Те, кто удивлялся, что Коллинз не мог увидеть лунной кабины, по-моему, просто не представляют гигантских масштабов Моря Спокойствия. Увидеть там лунную кабину то же самое, что увидеть в Чёрном море единственного дельфина с высоты ста километров.

Что же касается жизни на других планетах, то, если жизнь там похожа на нашу — огромные леса, города, поля, её можно будет заметить даже с высоты 500—600 километров. Если же её форма другая, то даже при непосредственном пребывании на планете разгадать жизнь на ней совсем непросто. Должен заметить, что с этой проблемой связан и длительный карантин, какой будут проходить после завершения полёта американские космонавты. Нам ведь неизвестно, какие формы жизни могут оказаться в латентном (дремлющем) состоянии на Луне или быть принесёнными на неё метеоритами из чудовищной дали космоса. Может быть, шансов один на миллиард, что эти споры неведомой нам жизни сохранились под убийственной радиацией. Но рисковать нельзя. Если споры там есть, значит, они обладают такой колоссальной жизнеспособностью, что, оказавшись на Земле, в силах нанести большой вред.

— Скажите, Иван Антонович, насколько оправданны слова о том, что жизнь часто опережает фантастику? Фотография «Люди на Луне» оказалась очень похожей на рисунки художников-фантастов.

 К великому счастью, жизнь никогда не опережает фантазию, хотя мы любим иногда прихвастнуть, что, мол, такое-то и такое-то достижение не снилось и фантастам. Фантастам давно снилась не только Луна, но и самые дальние галактики. Другое дело, что фантазия всегда покоится на определённом уровне знаний своего времени. Сколько блестящих фантазий о Луне (и очень правдоподобных) уже было написано, но никто не посмел даже подумать о том, что пульс находящихся на Луне людей будет отчетливо слышен на Земле, не говоря уже о телепередачах и разговорах! Понятно, моделирование будущего методом фантастики не может быть всесторонним. Оно всегда однобоко, но зато и гораздо дальнобойнее.

— Что даёт человеку освоение Луны? Какой путь вам кажется более перспективным — освоение её с помощью человека или автоматов?

 До освоения Луны, по-моему, ещё очень далеко. Наша естественная спутница представляется мне только как промежуточная станция для дальнейшего исследования космоса. Очень большое значение я придаю автоматическим станциям как более дешёвым предварительным разведчикам, прокладывающим путь Человеку.

— Какую информацию принесут нам образцы лунных пород?

 Для меня как геолога кусок породы говорит об очень многом. Нам неизвестна техника взятия образцов американскими космонавтами. Но если они сумели взять породу из глубоких зон лунных скал, то мы скоро, очевидно, сможем узнать возраст нашего спутника. Уже одно это имеет колоссальное значение.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments