Alex Dragon (alex_dragon) wrote,
Alex Dragon
alex_dragon

Categories:

«Либермановская» реформа

В очередной статье Анлазза, как водится, походя была помянута пресловутая «либермановская реформа». По каковому поводу хочу высказать пару «фе».

Во-первых, за стилистическую нечуткость и глухоту к контексту. В отечественной публицистической традиции за оными реформами закрепилось название «косыгинских». Педалирование фигуры Либермана — это западное веяние, «либерманизмом», насколько можно понять, это называли в западных публикациях и вызвано было конъюнктурными соображениями. Понятно, что государственные реформы — это коллективное творчество и связывать их с именем какого-то одного человека — чистая глупость, оправданная единственно тем, что так удобнее кратко называть явление. Западные резоны, среди прочего, были видимо и в том, что фамилия советского еврея-экономиста выглядела более вызывающе и провокационно в заголовках и к тому же позволяла строить некие удобные конструкции всевозможным советологам, которым постоянно нужно было доказывать, что не зря хлеб едят и финансирование получают, вне зависимости от того существовали ли в действительности обсуждаемые ими сущности или нет. Что имеет ныне обратную волну — за такие имена и конструкции хватаются всякого рода конспирологи и националисты, выискивающие очередной жидомасонский заговор. И выпячивание еврейской фамилии здесь происходит по той же схеме, по какой определённый контингент упорно и навязчиво подчёркнуто именует Ленина — Бланком, Троцкого — Бронштейном, а, скажем, Дмитрия Быкова — Зильбертрудом, как своего рода этакое подмигивание читателю — мол, мы-то видим на самом деле всю подноготную, от нас не скроешься — старый приём, должный изобличить всю страшную правду про «жидов», которые маскируются под русских, дабы сподручнее было приносить Россиюшку в жертву Сиону. И не понимать этого антисемитского контекста — стрелять себе в ногу, поскольку в таком раскладе статья, посвящённая критике национализма, выглядит глупо и двусмысленно.

Во-вторых, я что-то сильно подозреваю, что и Анлазз, и прочие, упорно повторяющие мантру про то что де эти самые пресловутые реформы чуть ли не ввели рыночные отношения и привели в конечном итоге Союз к гибели, сами Либермана не читали, сущности его расчётов не понимают, а если бы и прочитали — мало бы что поняли, поскольку их суть и значение понятны только при хорошем знании того исторического момента и особенностей советского хозяйства, специфики общественных отношений — как формальных, декларируемых, так и реальных, объективно складывавшихся.

В связи с этим вполне уместно напомнить пост Алексея Сафронова «О важности первоисточников, Либермане, Мау и советской рентабельности», в котором приводятся и вызвавшие резонанс статьи Либермана в «Правде», и соображения самого Сафронова.

Если заглянуть в сами эти статьи, то, как представляется, из них следует отнюдь не проблема прибыльности — которая сейчас выступает красной тряпкой, сколько подспудно вылезает другая и более значительная — по сути признание того факта, что существующая система управления не справляется со сложностью народного хозяйства и требует какого-то перераспределения полномочий, что находило выражение во фразах типа «больше самостоятельности предприятиям», утверждениях необходимости расширения низового планирования, и соответственно оставления на долю центральных органов постановки наиболее общих задач, стратегического так сказать управления.

Что же касается роли этих инициатив в наступлении печального конца, то мне думается, тут надо понимать следующие вещи: 1) ошибочно считать реформы какой-то блажью, волюнтаристским решением — как это часто пытаются представить, а были они реакцией как раз на объективно нарастающий вал проблем, как доставшихся в наследство от прошлого периода, так и вновь возникающих — как следствие роста сложности хозяйства; 2) надо понимать, что любые реформы были по сути косметическими, ибо как мне представляется, одной из существенных проблем было то, что декларируемая картина мира не соответствовала объективной реальности — подлинные обществено-экономические отношения складывались отнюдь не такими, какими их рисовали в газетных здравицах и учебниках, а решения принимались как раз исходя из идеологической нормы, и поэтому не могли иметь должного эффекта. А признать оную реальность было ну никак невозможно, потому что оно означало бы делегитимизацию власти. И реальным мотивом было не стремление руководящих верхов как-то там исправить ситуацию принципиально, а банально эту власть удержать. Собственно, это суть любого реформизма — что-то поменять, принципиально ничего не меняя. И рыбку съесть, и на известный орган сесть. Поэтому вполне закономерно, что возникали бы планы всяких перетасовок и перестановок мебели, и никакого благого результата они бы не имели. Собственно, «перестройка» и была попыткой таковой перестановки в наивысшем градусе.

Мне кажется существенной ошибкой Анлазза, что он без всяких оговорок утверждает отсутствие конкуренции в СССР. А таковой оговоркой должно бы быть, что была устранена в явном виде капиталистическая конкуренция в том виде, как она была характерна для остального мира, но отнюдь не как таковая, и имеющая при том — таки да — классовую природу. Как я уже не раз писал, можно утверждать всё что угодно, но ни в коем случае не задевая священной коровы подлинного социализма в СССР и отсутствия в нём частной собственности на средства производства в любой форме. Это то слепое пятно, которое совершенно запретно в дискурсе на эту тему для большинства т.н. называемых левых, будь то упёртые «сталинисты» или их оппоненты. Действующие факторы устранены не были, и как представляется, не могли быть устранены без выполнения некоторых условий. А именно — существование в капиталистическом окружении не может в принципе дать никакого социализма. Получится специфическая параформация — как это называет Семёнов, но отнюдь не некое совершенно отдельное устройство. Просто в силу того что человеческое общество — единый исторический организм, подобно тому как тело, даже состоящее из множества подсистем, является единой системой, каковые подсистемы по отдельности, без обмена с остальным организмом, существовать не могут.

Сами же возможные формы этой конкуренции — например тот же Сафронов видит их в ведомственных интересах — каждая контора, каждая отрасль, каждое министерство тянуло одеяло на себя. Мне кажется, это верно, но звучит слишком обще, а надо бы проследить эти связи до отдельного личного частного интереса.

Вот, кстати, в разговорах на тему, часто звучит что, дескать, ведь не было частного присвоения — нельзя же, мол, всерьёз рассматривать в качестве такового все те мизерные привилегии и преференции, которые имело «начальство». Дескать прибавочный продукт шёл исключительно на благо общества, а «начальство» брало себе такую долю малую, что и поминать не стоит. И ведь не имели же они капитала. А собственно почему? Разве тут имеет значение размер, а не качество? Возможность доступа к ресурсам, недоступным другим? Граждане наверное забыли, как воспринималось, когда какой-нибудь блатной, к примеру, получал квартиру в обход очереди или получал какие-то иные материальные блага. Разве волновала тогда сумма? Их волновало то, что они не могут получить такое же. И доступ этот давало распоряжение гораздо бОльшими государственными — якобы общенародными — ресурсами. А разве это не аналог капитала тогда? И что с того, что он не их личный, если они могут его использовать для достижения своих персональных целей? Сами подумайте, когда ради того, чтобы задвинуть какого-то человечка в борьбе за кресло, можно было зарубить какой-то один проект и вместо него затеять другой — и это стоило иной раз может быть десятки тысяч рублей, а может миллиарды. Личного выхлопа может быть тут было на тысячи — скажем, в виде повышения зарплат, премий и всего такого. А расхода государственных средств — на миллионы. Часто вспоминают амбиции, скажем, учёных или авиаконструкторов, которые топили разработки друг друга, но когда говорят об этом, почему-то забывают, что вообще-то миллионы людей сидели на должностях, и они все этим занимались — каждый в меру возможностей предоставляемых местом. Неужто у какого-нибудь начальника Главхренпроблемснаба амбиций было меньше, чем у какого-нибудь Туполева? И при том гораздо более приземлённых.

Тут вспоминается расхожий сюжет, ярко выраженный в искусстве, например, в одном из «дел» сериала «Следствия ведут ЗНАТОКИ», в котором некое складское начальство для скрытия недостачи — попросту воровства — скажем, на тысячи рублей — сжигает склад с продукцией на сотни тысяч. Кстати, вот тот же Анлазз часто пишет о том, что буржуи на самом деле на личное потребление тратят только незначительную часть прибавочной стоимости, а основная часть уходит на конкурентную борьбу, в которой сжигаются гигантские ресурсы, но они сами тех денег в общем-то и не видят, «всё в деле». Но здесь же получается аналогичная картина — может кто-то и имел всего-то дачку и «Волгу», но для того, чтобы их иметь, он двигал миллионными средствами. Он двигал, а не пресловутый «народ». Вернее, они — ибо каждый по отдельности обладал небольшим «могуществом» (в терминологии Анлазза), но в совокупности — очень даже, и именно только принадлежность к этой совокупности давала такие возможности. Не класс, говорите? Ну-ну. Может быть. Но это вы нынче в жопе и расхлёбываете последствия того, чего в конечном итоге устроил этот не-класс.

Tags: мысли вслух, умняк
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 49 comments