Alex Dragon (alex_dragon) wrote,
Alex Dragon
alex_dragon

Categories:

Вечерние ипохондрические размышления…

Вечерние ипохондрические размышления, случившиеся
по дороге на водопой в виду заката сего
августа 21-го дня, года 2020-го


Вечерние прогулки знойными августовскими вечерами, когда на на расцвеченой красно-фиолетовым голубизне только начинающего темнеть неба с последними лучами погружающегося за горизонт солнца уже соседствует тонкий, как ноготок, словно вырезанный тончайшим резцом серпик луны, тайный оркестр сверчков ещё только настраивает инструменты и готовится дать вечерний концерт со всегдашним аншлагом на всех бульварах города, а в голове название песни «Вечерний звон» начинает рифмоваться со словом «сплин», душевное настроение приводят в философически-меланхолический лад. Однако расслабленные променады и летнее благодушие — удел досужих отдыхающих и приезжих, а автор сих строк, немелодично гремя тачкой-кравчучкой, направил свои стопы к ближайшему бювету, дабы пополнить запасы пресной воды, годной не токмо для технических нужд, но и внутреннего употребления.

Во многих населённых пунктах есть свои особые источники, считающиеся если не особо целебными, то по крайней мере проистекающими более годной, нежели в водопроводе, водой. Но для Одессы все 226 лет её существования проблема питьевой воды всегда была особо острой. Хоть она и находится буквально у целого моря воды и существует в условиях климата «влажного континентального, субтропического океанического», с влагой питьевой здесь постоянные напряги.

Во время оно особо годную воду в город возили бочками с Фонтана (отсюда и выражение «не фонтан» про нечто второсортное) и открытие водопровода в 1873 году стало событием буквально эпохальным (к тому же рекордным — пишут, что на тот момент он был самым мощным в Российской империи). Однако всех проблем это всё равно не решило, а ныне ремонты коммуникаций в центре смахивают иной раз на археологические раскопки.

В 1941 году во время обороны города, когда противник занял станцию водоснабжения, здесь были кажется единственные в мире карточки на воду.

Потом дело вроде наладилось, с появлением новых районов вода в город стала поступать не только из Днестра, но и из Южного Буга. Но, надо сказать, в центре воду всё равно десятилетиями днём отключали. На окраинах бог вроде милует от таких отключений, но в силу каких-то причин она здесь везде, и в центре, и в округе крайне жёсткая — за месяц активного использования чайник превращается изнутри в подобие античной амфоры, а кроме того сильно хлорированная. Плюс состояние водопроводных сетей иной раз оценивалось как «катастрофическое». Если верить прессе, на 2013 год только 15% одесситов было обеспечено водой, отвечающей всем санитарным нормам. За всю историю ни одна власть и ни один порядок качество этой воды побороть не смогли. И вот в начале нулевых было придумано открыть бюветы, в которые вода поступает из скважин с глубины примерно от 90 до 400 метров.

Начинание благое, однако оно ещё один раз показывает, в каком состоянии находится современное общество — вместо налаживания нормального водоснабжения выдумывается очередной костыль. При том, ведь если подумать, то это по сути откат назад — если водопроводы стали одним из проявлений технического прогресса, то даже и вроде бы вполне современные артезианки — это возвращение к колодезному «снабжению». И как встарь, тянутся к источнику бредущие с баклажками водоносы. Но это хотя бы очевидно полезный костыль — во всяком случае, одессит, сравнивая интенсивность образования отложений в чайнике за одинаковый период после водопроводной и бюветной воды и прикидывая, что же тогда делается у него в почках, приходит к выводу об очевидной полезности использования альтернативного источника.

Но это, так сказать, следствие явлений природных (и то, надо задуматься — а почему, несмотря на все достижения науки, эта проблема не может быть решена каким-то более удобным способом, и думы эти будут касаться отнюдь не природных явлений). А ведь сколько костылей образуется для решения проблем искусственных, исключительно самим человеком созданных! Скажем, нам каждый день долбят об успехах IT-индустрии, которая создала очередной сверхполезный сервис, чрезвычайно облегчающий жизнь. К примеру, как удобно стало расставаться с деньгами с помощью платёжных систем, как просто стало, не поднимая пятой точки с кресла, платить за квартиру, свет, газ, воду кстати, а заодно и штрафы! Кое-где — налоги. И всё такое прочее. А электронные очереди? Это же так прогрессивно, это так удобно — подать какую-то заявку в электронном виде и придти в назначенный час. Вроде здорово. За исключением одного маленького момента — а зачем вообще образуются эти очереди?

Глядя на это мне вспоминается эпизод в «Трудно быть богом», высмеянная авторами бюрократическая пунктуальность и тупая исполнительность — и готовность обывателя исполнять, работающие с бездумностью и бездушием машины:

В канцелярию пускали всех, а некоторых даже приводили под конвоем. Румата протолкался внутрь. Там было душно, как на свалке. За широким столом, обложившись списками, сидел чиновник с желто-серым лицом, с большим гусиным пером за оттопыренным ухом. Очередной проситель, благородный дон Кэу, спесиво надувая усы, назвал свое имя.

— Снимите шляпу, — произнес бесцветным голосом чиновник, не отрывая глаз от бумаг.

— Род Кэу имеет привилегию носить шляпу в присутствии самого короля, — гордо провозгласил дон Кэу.

— Никто не имеет привилегий перед Орденом, — тем же бесцветным голосом произнес чиновник.

Дон Кэу запыхтел, багровея, но шляпу снял. Чиновник вел по списку длинным желтым ногтем.

— Дон Кэу… дон Кэу… — бормотал он, — дон Кэу… Королевская улица, дом двенадцать?

— Да, — жирным раздраженным голосом сказал дон Кэу.

— Номер четыреста восемьдесят пять, брат Тибак.

Брат Тибак, сидевший у соседнего стола, грузный, малиновый от духоты, поискал в бумагах, стер с лысины пот и монотонно прочел, поднявшись:

— «Номер четыреста восемьдесят пять, дон Кэу, Королевская, двенадцать, за поношение имени его преосвященства епископа Арканарского дона Рэбы, имевшее место на дворцовом балу в позапрошлом году, назначается три дюжины розог по обнаженным мягким частям с целованием ботинка его преосвященства».

Брат Тибак сел.

— Пройдите по этому коридору, — сказал чиновник бесцветным голосом, — розги направо, ботинок налево. Следующий…

Представьте, как бы обрадовались эти чиновники введению электронного учёта и очереди! Как бы возросла производительность, увеличилась пропускная способность! А ведь можно даже без посещения канцелярии, уведомление мылом или эсэмэской получил — и сразу в «розги направо, ботинок налево». А если ещё и придумать какой-нибудь порочный автомат — это ж какая благодать настанет! Прогресс! Можно и дальше пойти — продавать портативные, чтоб значит оприходоваться прямо на дому да отсылать электронкой документальное подтверждение. Ну а чё, мне в дверях оставляли записку «снимите и пришлите показания водомера, вайбер номер такой-то». Кстати, обращает внимание, что даже мысли об альтернативе не возникает — именно на вайбер. То есть по умолчанию уже предполагается, что я должен иметь смартофон. Правда, человек более знакомый с системой альтернативу всё же пока может найти — просто завести электронный кабинет на сайте водоканала да там вводить показания. Или тупо позвонить по телефону. Да, жизнь облегчает. Розги — направо, ботинок — налево.

Но представьте себе выражения лиц персонажей другого автора — Мвен Маса или Вир Норина, если бы им предложить «прислать показания водомера» и «оплатить услуги в онлайне». Они бы долго пытались понять что такое «тариф» и чем оплата за воду отличается от оплаты за стоки. Или почему оплата за газ производится раздельно за доставку и за собственно сам газ. Хотя нет, они бы пришли в недоумение уже от самой концепции оплаты и денег. Мы для них были бы дикари из глубокой-глубокой седой древности, когда люди ещё не осознавали себя людьми. И попусту тратили бесценное время краткого мига человеческой жизни, разменивая его на пустые и бессмысленные игры.

Погружённый в сии пространные размышления, покрытый испариной и ощущающий себя плавильной печью автор, который так и не научился степенно шествовать, подобно прогуливающимся по местным бульварам матронам, несмотря на последние полгода немеющую ногу, наконец добрался до вожделенного водопоя.

Ближайший — всего-то два — два с половиной километра. Как-то так получилось, что мы довольно долго не обращали на него внимание — не сильно близко, несколько остановок автобусом — если считать по привычному счёту, с бидончиком не сбегаешь, и даже когда появилась машина, не сразу дотумкали, что вообще-то по дороге можно и водицы набрать. Мучались с фильтрами, но они, по-моему, имеют значение скорее псхотерапевтическое, нежели практическое. Потом распробовали артезианскую, оценили — и так возникла ещё одна новая потребность. Стали по всем сусекам соскребаться баклажки и т.п. подходящие ёмкости. Так что я в этом деле почти новичок — всего-то год-другой.

А теперича в связи с затяжным исполнением финансами произведений в известном песенном жанре, машинка встала на прикол — а пить-то хочется. Вот тут я и осознал окончательно мощь механического транспорта в сравнении с мускульной силой ног и преимущества жизни технически вооружённой в сравнении с пасторальной жизнью не запятнавших свою невинность дьявольскими изобретениями предков. Но как учат нас адепты позитивного мышления и оптимистичного взгляда на жизнь, во всём можно найти положительную сторону — зато какой повод размять ноги и совершить минимум необходимых для тонуса движений!

Проникаясь позитивным настроем и предвкушая глоток свежей воды я упёрся в закрытую дверь. За нею люди в рабочих жилетках ковырялись во внутренностях местной сантехники. Рядом стоял здоровенный оранжевый то ли «МАН», то ли «Мерседес» с какой-то бочкой и длинным шлангом, тянувшимся в ближайший канализационный люк. По комментариям прохожих понял так, что «вода плохая пошла». На окнах бювета висели таблички, сообщающие, что сегодня профилактика и бювет работать не будет. В сценариях в таких случаях ставят ремарку «немая сцена». Ну как бы немая. Как минимум в голове у меня было совсем не тихо, а звучали сообразные ситуации образцы русской обсценной лексики под аккомпанимент бравурных эмоций. Не поручусь, что некоторые из оных образцов не были воспроизведены вслух.

После недолгого перекура на лавочке стопы автора были обращены в обратное направление.

Движущийся к водопою человек деловит и озабочен, возвращающийся же с него степенен и выступает горделиво, аки воин Александра Македонского под грузом добычи. Обломившийся же более подобен бредущему обратно к Неману солдату Наполеона. Взгляд его бессмысленно блуждает, вид беззаботно гуляющих людей пробуждает все лузерские комплексы, а думы о предстоящем бесславном пути с особенно противно гремящей без нагрузки кравчучкой вводят в уныние.

Хотя, путь сих дум тоже весьма прихотлив и извилист. Скажем, об обстоятельствах. У нас всю жизнь обстоятельства. Там не срослось, здесь не сложилось, тут объективные причины — и нужно войти в положение, принять как должное, как погоду, как природное явление. Ну в самом деле, нужна же тому бювету профилактика, когда же она должна делаться? Особенно если там неполадки. Когда-то да должна. И это понятно. Но. Вот обратите внимание: количество таких объективных обстоятельств неисчислимо — там что-то случилось, здесь произошло, и всё форс-мажор, обстоятельства неодолимой силы. Ну в самом деле, кто виноват, что где-то что-то поломалось, где-то закончилось, где-то закрылось перед носом, кто-то заболел и потому не смогли вовремя сделать должное и т.п. Ну не виновата девочка в окошке конторы, что кто-то ушёл в декрет и некому оказалось заполнить документ. Не мэр изгрыз асфальт на дороге и уж тем более не он залил полгорода в сильный дождь. И так далее, и так далее, и тому подобное. Но вот что интересно: входить в положение всегда должны мы. Мы должны потерпеть, перетоптаться, дождаться, а нам никто ничего не должен, никто не собирается входить в наше положение. «Терминал не работает, нет связи», «в базе данных произошла ошибка, подождите, выясняем, звоним администратору», «извините, но мы сегодня не работаем, переучёт, подойдите в другой день», и все суетятся, все хлопочут, все искренне тебе соболезнуют, но ничего не могут поделать — от них ведь действительно ничего не зависит, никто не виноват — и куда ты денешься, что ещё сделаешь, кроме как примешь неизбежное? Но зато как тебе подошёл срок кредит платить или за свет, или отработать свою норму, или отсидеть свои часы, или ещё что-нибудь типа «принесите справку до 20 числа» — что-то никто не спешит вникать в мои объективные обстоятельства. Я должен всем, всегда и безусловно — «это же правила, это же закон, не мы это устанавливали, какие у вас основания уклоняться?» У тебя же нет миллиарда — иди в жопу. Ты лох — ты должен. И никто не собирается давать мне отсрочки, входить в положение, ждать, прощать, принимать как неизбежное. А не ебись ли всё это стотрипиздоблядским мандопроебом, с такими-то заходами? С такой игрой в одни ворота?

И что интересно, даже сами люди, которые вместе с тобой идут в жопу, потому что они не являются настолько ценными, чтобы в их положение нужно было входить, при этом отмахнутся — мол, чего из-за мелочей вообще воздух колебать, о чём тут говорить, пустяки ведь, дело житейское, плюнуть и растереть. И ведь в каждом данном случае действительно дело часто яйца выеденного не стоит — ну просто мелкое неудобство, ну просто заминка, ну просто пара потраченных зря минут — сам же через пять минут забудешь и никогда в жизни не вспомнишь что там было.

Но ведь вся жизнь состоит из таких неудобств, это как капля, которая камень точит. Там стукнуло, тут ударило, здесь зацепился, там оступился — как падение по склону горы, вроде был вначале в чистеньких джинсах, в целенькой рубашке, одеклоном пах, вроде и уклон не шибко большой, и булыжников особо нет, а пошёл кувыркаться — за каждый камешек, за каждую веточку на каждом кустике зацепился — и внизу уже оборванец весь синий не потому что в штанах был цвета индиго, а потому что в синяках. А вот то что это не сумма даже отдельных взаимодействий, а система — мало кто хочет понимать и задумываться. Всё пустяки нам, всё дело житейское. Так и порхаем по жизни — лёгкие аки бабочки. Мене, мене, текел, упарсин.

Пустяки, пустяки — чего ж так все воют, когда вчера ещё живое и любимое, а ныне называемое «тело» в гробу в последнюю дорогу провожать идут? А оно ой какое некрасивое там, траченное, каждый пустячок в каждой морщине проступает.

Но мысль вильнула на очередной кочке под колесиком, напомнившей об индейцах, которые колёс вовсе не знали. Точнее, не применяли. Так-то они круглое от квадратного вполне отличали и в детских игрушках, говорят, колёсики были. Вот по взрослой жизни применить их не зашло. Обычно при этом говорят, что с подходящей фауной не сложилось — не было там подходящих тягловых животных, которых можно было бы запрягать. А мне вот подумалось об ещё одном возможном факторе. Даже вшивая кравчучка уже резко так предъявляет особые требования к маршруту, а точнее дорожному покрытию. Там где сам топал не задумываясь — абы можно было ноги не поломать, то тут вдруг оказалось, что прокладка оптимального маршрута до места и обратно с учётом проходимости тачки — не такая уж тривиальная задача. Причём у неё требования даже жёстче, чем у автомобиля: самый затрапезный «Запорожец» — просто шедевр человеческой мысли просто потому что у него есть подвеска, амортизация и надувные колёса, а у тачки — только слабенько обрезиненные обода, на чём собственно амортизация и кончается, поэтому трясёт её безбожно. Самая хорошая для неё дорога из доступных — как ни банально, ровный асфальт. По нему она идёт лучше всего. Коего у нас ещё надо хорошо поискать. Пресловутая же «плитка тротуарная» способна вымотать все нервы своей зубодробительной чечёткой и при том постоянно наводит на мысли о том, насколько ресурса тачки хватит при такой вибрации. Возможно утоптанная слегка сырая земля была бы лучше, но такой идеальный вариант найти ещё сложнее асфальта.

Короче, колёсный транспорт тут же предъявляет нехилые требования к инфраструктуре. Могла ли потянуть индейская экономика в том сочетании природно-географических условий создание и поддержание соответствующей дорожной сети — вопрос, учитывая что уровень развития до упора был где-то между каменным веком и Древним Египтом. Ходоку или носильщику и тропы достаточно, а чтобы телега прошла — надо уже изрядно напрячься.

Однако же ничто не бесконечно — даже, кажется, бесконечность, и за сими размышлениями дорога внезапно кончилась, после чего последовали уже другие заботы.

Tags: лирически-меланхолическое, мысли вслух, перечитывал пейджер много думал, поток сознания
Subscribe

  • Ежи Пшезьдзецкий — «Конец»

    Замечательная обложка. Что там в книге не знаю, но чисто визуально тут все прекрасно и как нельзя кстати сейчас — характеризует эпоху, хоть и не ту,…

  • (no subject)

    Народ, а есть ли какой-то редактор или IDE, заточенный на HTML, который умел бы сам обновлять ссылки во всех файлах проекта если изменилась…

  • Без пяти пятьдесят

    Дзинь!

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments