Alex Dragon (alex_dragon) wrote,
Alex Dragon
alex_dragon

Category:
evgeniy_kond пишет:

Не уверен, что здесь реально наличествует такой глубокий символизм в требованиях обвинения. Если, конечно, что-то в таком духе не было озвучено кем-то из официальных лиц хотя бы частным образом, мне на глаза попадались в основном краткие заметки о деле без особых подробностей на сей счёт. Но случай действительно вопиющий и действительно кажется совершенно незамеченный никем из топ-блогеров левого сегмента, как впрочем и подавляющим большинством не топов.

Скорее я бы в требованиях обвинения заподозрил желание сыграть в беспристрастных судей, «закон есть закон», «все равны перед законом» и прочую тому подобную демагогию, которая очень удобна и дёшева, когда перед лицом этого бездушного закона стоят безответные и беззащитные, над которыми нет авторитетной крыши. Показывать что «закон работает» лучше всего на слабых — вложений ноль, сплошной профит.

Тут сложно что-то говорить, потому что как кажется вменяемому человеку, по подобным поводам разные слова были сказаны писателями, публицистами и общественными деятелями ещё до революции, когда домашнее насилие тирана-отца было повседневной банальностью, заурядной бытовой подробностью и добавить что-то к этому — значит произнести банальность.

Вроде той что «частная собственность» — это не только и не столько про деньги, имущество и средства производства, сколько про людей. И про души. Не даром помещики, измеряя степень «приличности» друг друга, нисколько не стесняясь формулировкой, спрашивали «сколько у вас душ?» «Священное право частной собственности» всеобъемлюще, как бы там не напрягались господа либералы про права и свободы, но либо частная собственность, либо свобода. И общественные отношения, основанные на этой самой частной собственности, неизбежно порождают соответствующие им характеры и типы личностей, которые отнюдь не ограничиваются имущественными правами на вещи, но и неизбежно распространяют частный интерес на все объекты и явления окружающего мира, ставя первичным критерием оценки оной личностью окружающей действительности и соотношений между её частями «принадлежит ли это мне» или «ещё не принадлежит». Последнее вызывает глубочайшую обиду на мироздание и злобу к окружающим, которые препятствуют этому властелину мира хапнуть всю должную принадлежать его великолепию Вселенную. Хапнуть всё, разумеется, невозможно и это требует компенсации — уж над тем, что он полагает в своей безусловной собственности, он будет вершить свою власть с удесятерёнными усилиями. И само собой разумеющимся и безусловным имуществом полагаются дети.

Что ж тут нового? Разве что — опять таки банальность — то что сто лет назад казалось, что мы освободились от этой ядовитой, разъедающей крепче серной кислоты жажды, а теперь всё вернулось на круги своя. И получившееся — отнюдь не благостная картинка «велфер стейт», и не икона либерализма, в которой своя свобода кончается у кончика носа другого, и не царство безудержного прогресса, в котором отмирает всё отсталое и отжившее, а наоборот — капитализм оказался универсальным интерфейсом, связывающим самые разнообразные типы обществ, включая самые архаичные и дикие, с самыми человеконенавистническими нравами, прикрываемыми святостью традиций, мало того — стимулируя рост этих архаизмов, как на индивидуальном, так и общественном уровне.

Мне так кажется, не последнюю роль сыграло то, что у отца девушек кавказская фамилия. Кавказ и Средняя Азия оказались, наверное, самым слабым звеном в бывшем СССР, которые и при Союзе-то считались чуть ли не заповедниками «пережитков феодализма», в которых — исторически так сложилось — были сильны патриархальные традиции с их такими неотъемлемыми атрибутами как культ гипермаскулинности и авторитаризм родовой иерархии. Когда цивилизующее и нормализующее начало Союза перестало действовать, то носители подобных нравов оказались без всякого сдерживания, а капиталистические отношения стали идеальной почвой для их культивирования. Кажется вполне закономерным, что первыми сорвало гайки у тех, у кого была самая слабая резьба, у которых нормальная человеческая культура была во многом всего лишь тонким налётом, фиговым листочком (не стоит только думать, будто жители европейской части очень сильно культурней и цивилизованней, те же процессы идут и здесь, хотя более смазанны и может быть не так ярко выражены, инерционней, но среда ныне везде одна и та же — капиталистическая, частнособственническая).

Что усиливается атомизацией членов частнособственнического общества, в котором не только нормально быть каким-то внутри самого себя и проявлять себя неким образом внутри семейного круга, но и в котором норма «не вмешиваться в чужие дела», в котором окружающие и не считают возможным, и не имеют возможности как-то повлиять на происходящее — одни полагая это личным, частным делом, к тому же, мол, свои среди своих лучше знают, чем посторонние, другие — просто не имея физических и душевных сил кому-то сочувствовать и помогать, потому что у каждого своих забот полон рот, которые никто другой на себя не возьмёт, а подобные ситуации таковы, что вписываться в них надо по полной — как за родственника, как за самого себя, потому что простой доброй услуги вроде принести сумку или перевести через дорогу и продолжить заниматься своими делами как ни в чём не бывало, тут же забыв о таком сущем пустяке, не получится.

Примерно такое просится на язык — и это наверное можно было бы обсуждать. Но разве в этом для кого-то есть какая-то новость, какая-то неочевидность? Надо ли эту рутину раскладывать на пальцах? Наверное нет. Нужно обсуждать что и как с этим делать, и более чем очевидно, что при существующем строе сделать ничего не возможно, тут «всю систему надо менять». И это тоже очевидно.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 43 comments