Alex Dragon (alex_dragon) wrote,
Alex Dragon
alex_dragon

Category:

Пара слов за хлеб, сало, весёлых девиц и торговлю информацией с электричеством

Что интересно, издатель в знаменитом стихотворении Пушкина, не говорил «можно продать стихи», а сказал «можно рукопись продать». Рукопись! Листы бумаги, обработанные особым образом по определённой методике красящим составом, известным обычно под названием «чернила».

Кстати, стихотворение звучит неожиданно современно:



уж ко мне заходят
Нетерпеливые чтецы;
Вкруг лавки журналисты бродят,
За ними тощие певцы:
Кто просит пищи для сатиры,
Кто для души, кто для пера

Это, на секундочку, 1823 год. Без малого двести лет тому. Журнализды уже бродили вовсю.


Граждане с пафосом рассуждают о продаже информации, вот в частности чем там те же пролетарии бойкого пера торгуют: то о том с кем переспала кинозвезда такая-то, то про то что отдала богу душу певичка какая-то, и кто кому войной пойти грозиться.

Ага. Насыпьте мне два кило про звёзд, три про войну и полкило про певичек. Задолбаетесь. Что? Байты? Ну насыпьте мне с полмешка. Вам джутовый или льняной подставить?

Когда козу меняют на свинью, хлеб на сало, шило на мыло — всё легко и понятно. Главное, что обмен именно с этого и начинается: когда у тебя есть тот хлеб, то его можно поменять хоть на что. И будут менять. Потому что кушать хочется. А то нафиг было бы надо? Сперва кушать, всё остальное потом. Можно на топор — годная в хозяйстве вещь, а можно на благосклонность девицы весёлого нрава или там какого акына пойти послушать на базар.

Для удобства люди придумали такой обменный товар, как деньги — проще их считать, чем задумчиво прикидывать, как с целой свиньи сдачу давать — окороком или подчерёвком.

Но что интересно: и акын, и девица за свои труды тяжкие отчего-то захотят не что-нибудь, а именно тех штучек, которые вполне можно поменять на хлеб, подчерёвок и прочие грубые вещественные ништяки, денег тех самых, но сильно не поймут если вы с ними решите поменяться чем-нибудь этаким невещественным, не побоюсь этого слова — духовным, там типа девице стишок рассказать, а акыну глазки построить. Чё-то мне сдаётся, что в одном случае пострадают расцарапанные глаза самого «бизнесмена», а во втором — как минимум его слух.

Нет, конечно есть вариант, что прелестница, сражённая поэтическим мастерством и авантажным нравом добра молодца, вручит ему остатки девичьей чести и почти не траченного, не нашедшего применения целомудрия и они весело и интересно проведут время ко взаимному удовольствию, но когда оба после любовных утех возжелают трапезы, её им придётся добывать каким-то иным способом.

А вот когда «продают информацию», «новости« какие-нибудь — что на что меняют-то? В мешок не насыпешь, в кармане не унесёшь. Не унесёшь. Зато какой повод продать тонн эдак дцать специальной бумаги, известной как газетной, обработанной особым образом красителем, известным под названием типографской краски! Которую можно и считать хоть тоннами, хоть рулонами, и носить с места на место, и в конечном итоге очень предметно поменять на ломоть хлеба с толстым шматом сала.

А можно в интернете опубликовать. Что? Байты? Не-ет, нифига. Просто цепочка обменов будет длиннее, и в их ходе будет проданы и куплены компьютеры, кабеля, роутеры и свитчи, серверные стойки и жёсткие диски, неисчислимые мириады коннекторов, болтиков, винтиков, и ещё длиннейшая номенклатура всяких шпунтиков и много-много ватт-часов электроэнергии.

Что-что? Электроэнергии? Ой, а ведь и это очень такой интересный «товар». Насыпьте мне, пожалуйста, полмешка впрок. Как думаете, лучше в джутовый или льняной?

Нет, конечно, это не красивые глазки и не оргазм, штука респектабельная и как учит учебник физики — вполне материальная. Вот только хрен потрогаешь и с два хрена унесёшь, засолить на зиму тоже не получится. А что же получится?

А тут расскажу одну байку. Во времена оны, когда электрических двигателей ещё не было или были они редки и дороги, всякое полезное оборудование приводили в движение паровыми машинами. Машины эти громоздкие, в обращении не сильно удобные, короче к каждому токарному или какому ещё станку не приладишь. Зато можно построить одну большую и крутить ею множество станков одновременно. Говорят, на старых заводах ещё и по сю пору можно встретить следы наличия некогда вала отбора мощности, который тянулся от машины через весь цех и к которыму через раздаточные механизмы подключались станки.

Немного пофантазируем в духе стимпанка, представим, что такой вал тянется через весь город и каждый дом имеет к нему подключение. Вообразим себе, скажем, механические пылесосы. Если быть точными, то это были бы паровые пылесосы. Хотя ни в единой детали они не ассоциировались бы с паром, топками, котлами. Конечно, это были бы стационарные агрегаты, к которым бы тянулись длинные шланги через весь дом. Но не суть. Главное для нас тут вопрос: а за что бы платил в таком случае владелец такого пылесоса? Ответ: да за аренду паровой машины.

Поняли к чему клоню? Когда к вам приходит платёжка «за свет», вы оплачиваете по сути генератор, точнее электростанцию, и электросеть.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 41 comments