Alex Dragon (alex_dragon) wrote,
Alex Dragon
alex_dragon

Category:

Про «Горячие каникулы»

Вот хочешь скоротать вечерок под что-нибудь ненапряжное и весёлое, тыкаешь пальцем во вроде бы подходящий по описанию под настроение фильм — и потом не знаешь что сказать, зря ты в экран полтора часа пялился или нет.

Так вот ткнулся в австралийский фильм «Горячие каникулы», который на самом деле «Swinging Safari». Такая тонкая игра со смыслами надмозгам, видимо, не по плечу, и они перевели в тупом унылом стиле «что вижу — то пою», если в кино пляж, солнце, вода и сопутствующие сексуальные развлечения — ну значит будет какая-то банальность про высокую температуру и прочие эпитеты из прогнозов погоды.

Фильм из категории ностальгических реконструкций — в данном случае на тему «как наши папики зажигали в 75-м». Повествование ведётся от лица главного героя — четырнадцатилетнего пацана, увлекающегося съёмкой любительских фильмов на любительскую камеру. Место и время действия: какой-то австралийский захолустный городишко середины 70-х, не то чтобы курортный, а прибрежный с хорошим пляжем. Действующие лица: несколько соседствующих и дружащих домами семей, родители и толпа детей.

Про что сама кина? Вот тут я оказываюсь в затруднении: спойлерить сюжет вроде как не хорошо, перессказывать его в двух словах у меня не получается, поэтому проще сослаться «сами увидите» и писать о собственно впечатлениях, а с другой стороны — никак не могу сказать, что «зуб даю — надо смотреть, всячески рекомендую».

Само по себе снято неплохо. «Не Голливуд» — уже положительная характеристика, несмотря на то что оный Голливуд постоянно переманивает к себе многих более-менее талантливых артистов и вообще в англоязычном мире он автоматически доминирует, всё-таки Австралия ухитряется иметь какую-то свою кинотрадицию. Первое что бросается в глаза — конечно же визуальное оформление, тут и цвета под плёнку тех времён, и даже имитация царапин на плёнке, и вставка как бы любительских кадров с камеры главного героя, и антураж с реквизитом — выглядит достаточно неплохой стилизацией под эпоху, хотя и несколько даже нарочитую. Всё-таки, как не старайся, одно дело когда люди просто живут в окружении — повседневно носят какую-то одежду, постоянно пользуются какими-то вещами, а другое — когда люди натягивают на себя по сути платье с чужого плеча и пользуются вместо привычных вещей каким-то антиквариатом. Впрочем, может быть тут и вполне осознанное педалирование.

А вот действо и смысл оного — особо глубоких смыслов я не набурил, хотя обычно такого рода жанр обращения в относительно недавнее прошлое предполагает некую мораль, вывод какой-то закономерности, которая должна объяснить нынешнее положение исходя из предыдущего и через такое выявление связи времён привести зрителя к катарсису. Я какого-то приобщения к истине и чувства глубокого удовлетворения что-то не испытал. Но. Тут постоянно ловишь себя на мысли, что авторы пытались-то что-то сказать о своём прошлом и чтобы понимать их смыслы, нужно быть в их контексте, хотя бы банально на уровне знания быта. Мы в иностранных фильмах не читаем, наверное, девять десятых рассыпанных по картине символов, отсылок к неким общим местам и т.п. Это как идиомы в речи — иноязычному непонятны, несмотря на формальное наличие в буквальном переводе всех необходимых смысловых единиц. Но. Неожиданно это оказалось интересно оценить именно с нашей точки зрения. Вот если кратко характеризовать фильм — он про «эпоху застоя». Да-да, про неё, родимую.

Первоначально это словосочетание, ставшее одним из самых устойчивых и известных перестроечных мемов, подразумевало застой относительно советских более динамичных периодов бурного развития. Но, постепенно, с усилением правого дискурса и запойным увлечением Западом, оно приобрело коннотации не только вертикального — во времени — отношения, но и горизонтального, одновременного нам — дескать, пока мы тут барахтались в застойном болоте, где-то там, в далёком Эльдорадо, бурлила настоящая жизнь, шли движухи и поезд современности и прогресса проносился мимо нас, оставшихся на сонном полустанке. Все уже в Рио в белых штанах, а мы как дураки в Урюпинске в застиранных трениках. И тут такой порванный шаблон — а нифига подобного, у них тоже был «застой».

На первый взгляд, конечно, ничего общего: там как раз всё время бурлит движуха, бесконечное пляжно-карнавальное настроение. Весь бытовой антураж картины — это просто какое-то запредельно точное воплощение мечтаний советского и постсоветского обывателя о «западном рае» и «достойной жизни»: частные дома с большими окнами, иномарки во дворах, лёд в бокалах, пиво в банках, кухонные комбайны в кухнях, реки кока-колы, бассейны, блестящие импортные шмотки и даже — ёб твою мать — видак! И всё в двух шагах от моря-окияна, в климате явно ближе к тропическому, нежели унылой серой полосе. Истинный парадиз! Просто эталоннный средний класс. Увидевший должен воздеть руки перед экраном и возопить «возьмите меня туда!» Помните Клару Новикову «Не пойдём сегодня на пляж. Будем смотреть кино, делать коктейли со льдом, купаться в бассейне… Ах, как надоели эти пляжи, эти пальмы, это море, это солнце…»? Так тут в каждом кадре концентрат этого всего. Слушавшие Новикову лбы бы разбили, если бы в том каком-нибудь 89 году им это показали. Впрочем, таковым оно остаётся и сейчас — стандарт хайлайфа мало поменялся.

Но. Шмотки — шмотками, суета — суетой, а что происходит среди этих шмоток? И краткий ответ на этот вопрос — гниение. Взрослым в кадре ужасно скучно и бесцельно, они вроде бы живут, но на стенку уже лезут в попытках хоть как-то скрасить бесмысленность существования, от которой не спасают ни водка, ни гламурные шмотки, ни перекрестная групповая ебля (собственно и давшая название фильму). Несмотря на всю движуху, фильм вызывает ощущение тупика, чем-то похожее на ощущения от «Осеннего марафона» — знакового аутентичного произведения той эпохи. Только, пожалуй, ещё большего: здесь нет и намёка на интеллигентность, показаны совершенно тупорылые обыватели вообще без потребности в какой-то критической саморефлексии, они не понимают, что сходят с ума. И этим фильм вызывает ассоциации с другой культовой вещью: персонажи как будто сбежали из «Хищных вещей века» Стругацких. Причём, у меня сложилось впечатление, что авторы сами толком не понимают истинных масштабов этого тупика.

А ещё мне вспоминается высказывание бежавшего в конце 1974 года за бугор наверное самым оригинальным способом — выпрыгнувшего за борт теплохода в сотне километров от Филиппин и добравшегося до них вплавь — Станислава Курилова, прожившего остальную жизнь в «свободном мире» и которого сложно заподозрить в любви к «совку», в своей книге о побеге написал весьма интересную фразу: «бежать можно только из одной тюрьмы в другую».
Tags: мысли вслух
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments