Alex Dragon (alex_dragon) wrote,
Alex Dragon
alex_dragon

Categories:

О смысле приказа № 227

На днях с очередной годовщиной принятия приказа № 227 как всегда случилось некоторое бурление в блогосфере, впрочем, явно от года к году слабеющее на фоне как всё большего количества прошедших лет, так и более актуальных событий современности. Как всегда одни ритуально зашлись в истерике, проклиная «кровавого тирана», другие в очередной раз захлебнулись слюнями, славя «мудрость вождя». И те и другие как водится весьма далеки от сколько-нибудь здравого понимания.

Хотя надо признать, что сам документ оставляет довольно двойственное впечатление, потому что по сути он включает в себя два документа: преамбулу и собственно директивную часть, которые выглядят не сильно-то связанными.

Если преамбула — это по сути публицистическая статья о ситуации на фронте, то во второй речь о сугубо технических мероприятиях, которые сами по себе не являются чем-то из ряда вон выходящим или небывалым в военой практике, при том вполне разумными и даже необходимыми, особенно в части формирования штрафных рот и батальонов. Последнее — может быть самое значимое, поскольку унифицировалась практика дисциплинарных взысканий в условиях боевых действий и в то же время оптимизировалась — виновный в определённых преступлениях не выбывал из действующей армии, а оставался на фронте, тем самым не ослабляя его, что было важно при больших людских потерях, в то же время это давало возможность некоторой гуманизации военной судебной практики, поскольку появлялась альтернатива смертному приговору в ряде случаев.

Однако, текст построен так, что данные меры понимаются не столько в свете вышеизложенного, сколько как прямое следствие обоснования в преамбуле («Ни шагу назад!», заградотряды), что и вызывает самые бурные эмоции у части публики — «людоедский приказ» и т.п., что перессказывать здесь нет смысла ввиду общеизвестности.

Но я бы взглянул на эту часть с другой точки зрения. Какой смысл этой преамбулы, кроме вполне очевидных сказанных в ней вещей про невозможность дальнейшего отступления, экономические потери и т.д.? А смысл этот довольно банален — перевод стрелок, затушёвывание ошибок высшего руководства — и лично товарища Сталина в том числе как великого полководца — в кампании 42 года, приведших к отступлению аж до Волги.

В некотором роде совершенно обычная практика тех лет при объяснении каких-то неудач — виноват кто угодно, обычно некие руководители среднего и нижнего звена, а товарищ Сталин, как водится, всегда весь в белом. Но в данном случае Иосиф Виссарионович пошёл несколько дальше — по сути он обвинил армию в трусости и предательстве. А тем, если почесать репу, то и сам народ. Крайний нашёлся — это Ваня сам по себе бросал позиции, сам по себе отступал до Волги, видимо это Ваня сидел в штабах и Ставке и рисовал стрелочки на карте. Видимо это Ваня сам единолично хотел во что бы то ни стало наступать в 42 году, несмотря на то что после боёв 41 года возможностей для этого было ещё слишком мало и требовалась тщательная продуманная оборона. Струсил Ваня. А потому построже, посуровей с этим Ваней!

Вот это самое страшное и позорное в приказе № 227, а не штрафбаты и заградотряды. Вот это постыдное и циничное отбеливание вождя — причём тогда, когда врядли бы кто-то ему стал предъявлять претензии, но всунутое в оболочку разумных и необходимых мероприятий, и даёт по сю пору возможность использовать его как аргумент всяким хамам, ищущим любоую соринку в прошлом как повод смачно плюнуть и нагадить на могилы.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments