July 20th, 2020

Зелёный

Техническое: извлечение каталога из rar-архива?

Народ, а как извлечь каталог вместе с содержимым из rar-архива в консоли? Я из командной строки это как-то не делал раньше — и FAR, и Total, и MC позволяют это делать достаточно прозрачно по F5. А тут наткнулся, что с архивами RAR5 и большим словарём как-то хреновато линуксовый софт работает. Архивчик с сорцами 3 с половиной гига, внутри где-то под восемь, словарь 128 мб, максимальная степень сжатия. FAR пресловутый линуксовый вообще открывать 5 архивы пятой версии отказывается в приниципе (вот смех-то, FAR не может рары открыть, стыдоба!), Крусайдер честно пытается и умирает, вернее, то ли зависает, то ли что, короче, у меня не хватает терпения дождаться и понять то ли он просто тормозит, то ли что. Ну, положим, древнему Крусайдеру полутарадесятилетней давности простительно и не уметь с ними работать. MC открывает долго, но таки открывает и даже пытается извлекать, но ооочень медленно, просто засыпает на ходу, несколько байт в секунду. При этом загрузка проца по помидоры и памяти тоже. Решил без прокладок обойтись, извлечь самим раром — и тут с интересом понял, что не знаю как директории извлекать. В хелпе ничего внятного не сказано, в его дурацких примерах извлечение из архива целиком или файлов по шаблону. А как сделать «скопировать папку» — хрен, про это ничего. А весь архив разворачивать мне вот совсем не в тему, тупо места на винте нету. Пошёл тупо — грепом выдрал из списка файлов в архиве нужные имена файлов, относящиеся к нужному каталогу, и скормил этот список рару через @. Но это как-то через ж. А более прямо можно? Или файловые менеджеры так и делают — через список выдирают?
Зелёный

(no subject)

Ботя неплохую статью написал про Ефремова. По смыслу особо разбирать или критиковать нужды нет, что называется разумному достаточно. Написано вполне ясно и со страстью.

Но всё-таки меня позабавило вот это бесконечное поминание имени «Вождя» в качестве эпитета: «сталинский», «сталинский», как и само написание слова «Вождь» с большой буквы. Вот мне непонятно, как это у людей в одних головах умещается. Ведь само по себе «Вождь» с большой буквы — это уже фактически религиозная архаика, делегирование стороннему авторитету своей ответственности, да что там — человеческого достоинства как такового. «Бегство от свободы» по Фромму. Когда на чужого дядю — выдуманного ли, как бога, фюрера ли какого вполне настоящего — сваливается ответственность за свою судьбу, но и таким образом ответственнось за поступки. Вспомним любимую отмазку вермахтовских вояк: «Я всего лишь выполнял приказ». Очень удобная позиция — сам не при делах, это всё начальство решило, «вожди». Правда, при этом твоей задницей вместе со всем тобой тоже они целиком и полностью распоряжаются, но это ведь вполне эквивалентная плата за безнаказанность и ненужность думать и решать, не так ли? То есть то, против чего Ефремов был всем умом и сердцем.

И если ты понимаешь и принимаешь творчество Ефремова — значит в первую очередь ты понимаешь его мысль, то что он хотел донести до читателя, это значит быть в первую очередь единомышленником. И все эти вождизмы тогда в одной голове — это «впихновение невпихуемого».

Ботя среди прочего пишет, что «сам Иван Антонович, насколько известно, не любил Вождя». Нет, ребята, это не вопрос любви или не любви — это не мороженое, чтобы оно нравилось или не нравилось, и не женщина, с которой ты в близких отношениях. «Вождей» лично, настолько, чтобы любить или не любить, знают очень немногие люди, а отношения всех прочих — это не отношения эмоциональной связи, это, простите, уже общественные отношения. В которых, между прочим, имеют дело не столько с собственно личностью, сколько с общественной функцией, которую выполняет тот или иной деятель, «вождь». И счета тут, извините, совсем другие. Ньютон мог любить или не любить яблоки, но это имеет мало отношения к закону, по которому яблоко падает на землю. Это у девочек в альбомчиках любоффь, а у учёного — это следствие осознанного отношения к жизни, вывод, обобщение как своего жизненного опыта, так и теоретического и практического наследия других людей, из которого следует вполне однозначное отношение к определённым личностям и событиям.

Если уж вы склонны вдуматься в тот же «Час Быка», то надо понимать, что персонаж Чойо Чагас по своей сути — это обобщение исторических деятелей того типа, что и И. В. Сталин, а ещё больше — их общественной роли, и он близок именно к нему, а не Фай Родис, пероснаж которой — персонализация того светлого коммунистического будущего, о котором нам всем грезится. И впрячь их в одну упряжку никак не возможно. Либо вы на карачках припадаете к стопам «великих» ничтожеств, либо сами становитесь великими. А между — это говно в проруби. В которой мы все болтаемся.