January 17th, 2020

Зелёный

Все говорят, что мы в месте, все говорят, но немногие знают, в каком

Я вот слушаю ютуб, почитываю левые блоги. Каждый первый стенает о пассивности, что дела настоящего нет, что всё болтовня — но при этом сами продолжают болтовнёй заниматься. Вот краем уха слышал «Стейшн Маркс» и иже затеяли там некую сеть организовывать. Я чуток прислушался, чё там за концепт великий такой и тихо в осадок выпал: оказывается, они ездиют по городам и весям со встречами или лекциями — или как это называется — и агитируют организовывать сеть корпунктов, которые будут всю правду-матку про положение в регионах рубить, обучают типа как ютуб канал открыть и всё такое. Во какая инициатива — откроем ещё стопятьсот ютуб-каналов и будет щастье, все вокруг прям просветятся, думы тяжкие задумают и потянутся… куда потянутся, честно говоря не очень понятно.

Вам ничего не напоминает? Чё-то сетевым маркетингом запахло и прочим коучингом с тренингами. Не люблю Пелевина, но вот одна цитата у него из «Generation P» мне очень нравится:

Над прилавком висела черная майка с портретом Че Гевары и подписью «Rage Against the Machine». Под майкой была табличка «Бестселлер месяца!» Это было неудивительно — Татарский знал (и даже писал об этом в какой-то концепции), что в области радикальной молодёжной культуры ничто не продается так хорошо, как грамотно расфасованный и политически корректный бунт против мира, где царит политкорректность и всё расфасовано для продажи.

Собственно, конечно, чья бы корова мычала, сам искренне и глубоко люблю свой диван, но он прекрасен, пока какая-то стабильность имеется, и тогда тянет на обсуждение абстрактного и прочего прекрасного. А вот когда жисть прижмёт в очередной раз — резко как-то вот точка сборки меняется. В сторону «сытый голодного не разумеет». Ну кто может обстоятельно и долго трепаться про всякое? У кого с доходами более или менее всё в порядке и можно себе позволить повитать в эмпиреях. А когда под жопой горит — не до пиздежа становится.

Вот сейчас смотришь в ленту — как все глубоко озаботились то тем, что какого-то иранского эсэсовца грохнули полуэсэсовцы американские, то вот важнейшая проблема какой хуй будет в ящике золупой лысины светить после того, как хуй предыдущий на пенсию подвинется. Вам с ними детей что ли крестить? Или вас спросит кто-то? Дык нет. Лучше скажите: вы вот, вместо того что бы дрочить в мечтах на «партию нового типа» своим типа единомышленникам кому-то помогли на работу устроится? Ведь даже говно по асфальту размазывать блат нужен, на стоянку холодную сраную сторожить за полторы вонючих сотни долларов конкурс, блять! Проверено: когда кто-то за руку приведёт, хотя бы седьмая вода на киселе, и просто какой-то хрен с улицы по объявлению — разный разговор.

Вы не про эмпиреи расскажите, а про то, способны ли мы хотя бы друг другу помочь выживать в существующих условиях? Не надо весь мир сразу спасать, ты товарищу помоги. Говорят: «Коммуна, коммуна». Откуда она появится, если каждый за свой кусок хлеба сугубо своей же головой болеет и со всеми проблемами этого сраного мира один на один? Из больных, извините, не коллектив, а только больничная палата может собраться.

Все говорят про «мы должны быть вместе», но мыслят это сугубо в некоем светлом будущем. А пока — «сама, сама, сама!» Причём, я так смотрю, предполагается, что некой гипотетической организации человек должен только отдать — от взносов до некой физической работы. А вот где он на эти взносы взять должен — чё-то никак не предполагается, «как нибудь так», само рассосётся. На хуй мне такая партия, такая «коммуна», которой я только должен, а она за меня вписаться никак не собирается? Вот пожалуй это основная проблема «сложностей левого движения» — никто ни за кого вписываться не собирается. Все вроде знают, что сообща легче, но вот как-то по жизни сообщаться не спешат. Вот там какие-нибудь листовки поклеить, с плакатиком поторчать, на митинге флажком помахать, донатик на агитационную работу запулить — это давай-давай. Вот скажите, человеку, у которого реальная проблема выжить, ему до плакатиков? На хуй ему эти плакатики не упали. Но замечу, что человеское общество, человеческая солидарность начались с общей добычи пищи.