June 14th, 2018

Зелёный

Смок он зе вотер

Продолжаем стихийный курильный флешмоб и марафон. К высказываниям предыдущих ораторов добавилась реплика товарища Долоева.

У меня по прочтению возникли два основные мысли:

1) Мне думается, что «борьба с наркотиками» в современном буржуазном обществе имеет несколько иные основные мотивы, чем видится Велимиру, более другие, чем сохранение работоспособности работников.

Дело в том, что, конечно, потребление наркотиков сказывается на рынке труда, но это в общем-то отложенная перспектива, для капиталиста слишком далёкая, подобные заботы — это предмет слишком длинных стратегий, а учитывая наличие резервной армии труда, да изменение структуры занятости в западных странах вследствие выноса производства на периферию, врядли снижение «качества» работников так уж сильно стимулирует всю борьбу нанайских мальчиков. Тут уж скорее стоит говорить о том, что снижается качество не работника, а потребителя — наркоман плохо потребляет (какое уж тут потребление, если он наоборот выносит из дома всё до нитки) и рано уходит, тем самым убивая в себе раньше времени покупателя на рынке обычных товаров. Но, и это думается, тоже не в числе первых причин. Скорее у этого более глубокие политэкономические основания. А именно: в конкуренции между собой в самом классе капиталистов, в конкуренции за капитал. Попросту говоря, наркопроизводители и торговцы тянут слишком много одеяла на себя. У них даже без учёта стимуляции цен государственными запретами крайне низкая себестоимость и высокая прибыль, таким образом они попросту съедают рынок, вытесняют традиционных капиталистов с их мест — во-первых, они концентрируют у себя просто слишком средств, вымывая их из оборота, а во-вторых, они эти деньги тоже не хотят держать мёртвым грузом, а во что-то вкладывать, и вкладывают они их, естественно, в какие-то более традиционные и респектабельные предприятия — доселе принадлежавшие «традиционным» капиталистам. В конце концов основа экономики — реальное производство, а наркоторговля не производит никакого полезного продукта, а только перераспределяет прибавочную стоимость, созданную в других отраслях. И хотя бы сохранить её можно — а тем паче приумножить, можно только вкладывая прибыли во что-то более вещественное, чем бумажки. Ну какому капиталисту понравится распределение оной стоимости не в свою пользу?

2) По поводу приводимых примеров из жизни и пафосного вопроса «Кого ты теперь обворовываешь, курильщик?»

У них что, строго нормированный рабочий день, всё в строгости по КЗОТу, все права трудящихся соблюдаются до запятой? Нет никакой потогонки?

Мне весьма забавно наблюдать за тем, как рабочий с таким пылом требует, чтобы другие трудящиеся не разгибались за своей работой, вкалывали на хозяина не менее упорно, чем он сам. Я бы так сказал: пусть я заработаю на рубль меньше, но мои те пять минут перекура — это мои пять минут, которые мне нужны чтобы с ума не сойти у того сраного станка. Поэтому если ты такой ударник, то сжигай себя сам, но не требуй этого от меня. Тут стоит задать вопрос: а не ты ли криво понимаешь солидарность, дорогой товарищ?

Вообще говоря, мне так думается, что при возникновении подобных разногласий должен во главу угла ставится вопрос не кто сколько там раз бегал в туалет и на перекур, а какая существует разумная норма выпуска продукции и тогда вся проблема сводится к тому производится она или нет, а уж кто как распределял своё рабочее время на достижение этой нормы — личное дело самого работающего. Люди всё-таки не станки, они разные. Это, кстати, и к вопросу о том гипотетическом раннем социалистическом будущем, в котором такие вопросы могут возникнуть.