May 12th, 2018

Зелёный

Но сон прошел, исчезли чудеса, осталась лишь обёртка от конфеты

Очередная статья Анлазза как обычно стала поводом для небольшого интеллигентного комментосрача. На этот раз публика всполошилась: как, нас игрушек лишают?! При коммунизме не будет любимых шутеров и квестов?! И в картишки не перекинуться и козла не забить?!

Меня позабавила в очередной раз сама непробиваемость шаблона и неспособность мысли оторваться от своего уровня земли.

Я не буду особо вдаваться в рассуждения на тему, какие именно артефакты современной игровой индустрии могут иметь какое-то бытие и развитие в мире, похожем на ефремовскую Эру Кольца. Хотя, полагаю, что со, скажем, карточными играми как таковыми ничего особо страшного не произойдёт — как и с пляжным волейболом: будут себе люди на бережку мячиком перекидываться да лениво в дурачка дуться. У Анлазза речь ведь шла не столько об играх самих по себе, сколько об индустрии и игромании: скажем, очевидно, что исчезнут казино и весь связанный с этим антураж и инфрастурктура Лас-Вегасов и прочих Монте-Карло. Точно так же индустрия видеоигр исчезнет и останутся какие-то любительские проекты.

Но я лично думаю, что людей — взрослых — действительно и игры как таковые, и все прочие способы ухода от реальности в ту или иную область виртуальности будут занимать гораздо меньше, чем наших современников. Я всё искал аналогии, чтобы понятнее, но, не уверен, что можно вообще придумать что-то, что может пронять этого самого современника. Ну скажем так: как можно жалеть о детской машинке, сидя за рулём самого настоящего автомобиля? Как можно жалеть о детских кубиках и игрушечных кирпичиках, сидя за рычагами настоящего подъёмного крана на настоящем заводе? Как можно переживать о «Сим Сити», «Цезаре» или ещё какой «Цивилизации», живя в самом натуральном городе с самой настоящей инфраструктурой, которую надо вполне натурально развивать?

Если мы вдадимся в это, то первым ответом будет: «Так ведь это всё не моё. Я не могу позволить себе настоящий гоночный автомобиль, краны мне остопиздели на работе, а управлять городской инфраструктурой — вы что, издеваетесь, кто меня пустит во власть?» То есть, во главе угла всё то же пресловутое отчуждение: всё вокруг чужое и вы, даже сидя за рычагами или пультом натурального механизма делаете не то и не так, как хотите, являясь всего лишь придатком этого механизма. А там, где вы могли бы что-то сделать от себя, вы предельно ограничены средствами и все ваши «ралли Париж-Даккар» кончаются не далее соседнего облезшего парка с чахлыми городскими деревцами или в лучшем случае выездом на шашлыки за город. На этом фоне конечно в игре ты фигура: ты волен командовать армиями, возводить города и разрушать дворцы, аки джинн из старой сказки. Но если у тебя реально есть завод, город и подъёмный кран, а твоё слово имеет вес по крайней мере не меньший, чем чьё-то ещё — зачем тебе нарисованные дворцы, когда ты можешь построить настоящие?

P.S. Кстати, а ведь мы уже жили в мире виртуала. В пересечение с прошлой темой про сравнение «Гостьи из будущего» и «Терминатора»: ведь пресловутые видики и были вариантом такого виртуала, формой эскапизма, когда яркие, ядовитых сочных цветов картинки завораживали сильнее банальностей окружающего быта. Собственно эффект не нов, он прекрасно известен по словосочетанию «фабрика грёз» с 20-30-х годов и прекрасно эмоционально описанном, например, в старой — начала 80-х — песне группы ДДТ «За пятьдесят копеек».

Всё уже было. И где оно? Тех, кто «грёзы» пережил и кого от них уже блюёт, пережёвывать их по новому не заставишь.

Collapse )