November 13th, 2017

Зелёный

25 кадр

Когда в очередной раз слышишь какую-то распространённую глупость, ходящий миф, уже как правило и внимания не обращаешь. Ладно там Фоменки всякие. Где-то «там» всегда есть чудики. Ну ладно там мамочки и бабушки, которые утешаются гороскопами в газетках в будни, а на выходные бегут в церковь. А вот когда в твоём окружении люди вроде бы и с верхним образованием, причём техническим, вроде бы трезвомыслящие — это всё ещё несколько удивляет.

Ныне всё чаще можно услышать, что мы начинаем жить в новом средневековье — слишком много вроде бы давно забытой архаики возвращается в нашу жизнь. В частности, некогда идея об экспериментальной проверке чего-либо была весьма нетривиальной, верить полагалось авторитету. Но тогда хотя бы ссылались на кого-то или что-то общепризнанное, для люда попроще Библия, для умников и книжников — какого-нить Аристотеля. Ныне же ссылаются на прессу разной степени желтизны, а то и вовсе ни на что — на «британских учёных».

Вот взять к примеру пресловутый 25 кадр. Ну ладно во времена появления этого мифа для обывателя проверка была довольно геморройным делом — требовалась киноаппаратура. А сейчас-то, когда любой компьютер без проблем превращается в студию видеомонтажа — за чем же дело встало?

Причём проверять тут надо даже не то — имеет ли место какой-то эффект внушения? — а саму техническую возможность впарить незаметно какую-то стороннюю сюжету вставку.

Надо всего-то взять видеоролик и таки вставить пресловутый 25 кадр (26, 27, 50-й) — хоть какой и посмотреть на что это вообще похоже.

Берём и делаем. Смотрим.



Причём, даже если частоту увеличить, то будет то же самое — на 50 к/с эффект совершенно тот же. И никакими ухищрениями вы это не спрячете. Если рекламу попробовать сделать как-то незаметнее — вы её просто не увидете. Кино потому и возможно, что у человека есть порог восприятия и инерционность зрения, выше которого он ничего не видит. НЕ ВИДИТ. А значит и дулю в кармане не приметит.

Кстати, черномагические практики на том основаны, что жертва знает, что против неё что-то мутят — и начинает дёргаться.