November 7th, 2017

Зелёный

(no subject)

Лента пестрит поздравлениями, возвышенными словами и всем таким, типа цитат из вскрытых капсул с посланиями потомкам, замурованных в основном на 50-летие Октябрьской революции. И тоже просится накарябать что-то пафосное, многозначительное и замысловатое. Не-а. Нет настроения. Праздника, как уже не раз писал, нет. Конечно, подбодрить друг друга, наверное, дело правильное. Но и не следовать шаблону фетишизма круглых дат, наверное, тоже будет правильным. В конце концов мы живём не только в круглые даты, жизнь состоит в основном из пасмурных моросящих четвергов и вторников, а так же понедельников, сред и пятниц с некруглыми номерами в календаре, иногда разбавляемые подобием торжественности выходных. В каковые серые будни что-то и имеет свойство случаться.

А вышепомянутые капсулы в который раз дают в очередной раз понять тщету выспренной самоуверенности — мало ли воздвигали всяких пирамид и колонн в увековечивание чего-нибудь и как часто только случай давал возможность потомкам тысячелетия спустя среди мусора обнаружить, что оказывается были такие, полагавшие мир вокруг если и не вершиной цивилизации и эпохой законченного совершенства и процветания в неувядающей славе, то по крайней мере настолько устойчивым, что камни поседеют, прежде чем что-то изменится?

Интересно, в детстве высчитывали ли вы сколько вам будет в 2000-м и 2017-м году? И казалось это невообразмо далёким. Пресловутый миллениум был подёрнут дымкой некой ирреальности почти что вплоть до своего наступления. Казалось почти невозможным, что привычная рутина отсчёта 19…очередной когда-то прервётся. Однако ж, прервалась. И… ничего не случилось, жизнь шла и идёт своим чередом. А как кружилась голова в каком-нить 88-м — мне в 2000 будет… Сколько же будет, чёртов устный счёт? Ха, да в два раза больше, чем сейчас, две жизни считай что — и при том буду считаться довольно молодым человеком, почти юнцом. Как же оно будет, кем буду я? А в 2017-м… Если доживу. Это просто невозможно представить, настолько это выглядело абстрактным и далёким. Разве что мелькала мысль, что юбилей будут отмечать просто с каким-то небывалым за всю историю накалом и размахом. И кто бы думал, что всё перевернётся не в деталях, а в самих основах? И что все мечты полетят в тартарары, и что жить будем сугубо сегодняшним днём, не загадывая на завтра, и сами станем не такими, не так и не с теми. И нет сил вытягивать из себя детские новогодние потуги, когда изо всех сил ловился миг между старым и новым годом, когда застывал с истовым желанием прочувствовать каждую секунду и уловить какие-то невидимые движения складок эфира, отделяющие минувшее от настоящего и грядущего. Ну нет их, сил тех. Слишком неказисто окружающее, без образно.

Поэтому не будем особо упиваться магией нулей в датах. Это ещё получается, когда традиция жива своим реальным, а не виртуальным продолжением, когда зачатое в тот первый год дело живо и продвигается по сей день — тогда этому сопричастны и современники. В мгновения же откатов прибоя, которые спустя века может быть окажутся вовсе незаметными, главное сознание того что ничто не вечно — в том числе и эти откаты, и за тьмой следует рассвет. А праздновать будем потом — когда станем такими, там и с теми, с кем надо и в глазах у нас будет радость нашей, а не прошедшей победы.