September 23rd, 2017

Зелёный

(no subject)

Посмотрел давеча наконец «Касабланку». Эээ… И чё? А фигли ж толку? Нет, свет крутой, крутой свет, стильненько, вся эта чёрно-белая эстетика и софиты из-под мышки… А дальше? Столько восторгов и превосходных степеней в аннотациях, и из-за чего хипеш? Пишут, один из самых любимых американцами фильмов. Если так, то американцы — очень странные люди. Даже более, чем я полагал до сих пор. Какой-то офигенной любовной драмы типичного для военных лет треугольника, равно как и раздрая между страстью и совестью — вот не увидел. В упор. «Не верю!»© А чё вижу? Вижу какое-то донельзя опереточное Сопротивление, которое по версии авторов заключалось в основном в сидении по гламурным бодегам. Особенно доставило что бежавший из концлагеря руководитель подпольщиков шляется через два континента на третий как добропорядочный бюргер: под своим собственным именем, с женой, столуется в дорогих кабаках, разъезжает на такси, в общем, не хватало только болонки, попугая в клетке и шляпной картонки. Каждая собака знает его в лицо, он здоровкается с местными полицаями и раскланивается с заезжими гестаповцами. При этом копротивляться почему-то собирается из-за океана, из Америки. Вопрос о том, на какие шиши фестиваль, видимо не уместен в принципе.

Да, несколько разные у нас культурные стереотипы. Для нас подполье — это трущобы, подвалы, трюмы, теплушки, проходные дворы и никогда не спать два раза в одном и том же месте. Имя — какое, к монахам, у нелегала имя? Это дешёвые забегаловки и грошовые ночлежки, это готовность подорваться в любой момент, посреди дождя и урагана, даже если уже улёгся в тёплую постель или засунул в рот вилку с куском купленной на последние гроши яишницей. Это сто вёрст пехом ночью лесом, и всё по говну, а там где не по говну — там по болоту. Это землянки и схроны. И какие там расшаркивания с гестапо (или какую там службу представлял Штрассер?)? Которое и в нейтральных странах только так людей и убивало, и выкрадывало. Короче, с этой стороны когда смотришь — там видишь только бред. Правда, всё атмосферненько, стильненько — это да. Но, блин, смысл, смысл должен какой-то быть?! Кроме киноплакатного. Если уж нам дано в ощущениях не абы что, а нетленная классика.

Ну и да, доставил эпизод в Париже: немцы вот-вот войдут в город, но поезд на Марсель отправляется ровно в пять часов. Не, может оно так и было, но нам этого вообще не понять. Представьте подобную сценку где-нибудь под Минском или Киевом в сорок первом, типа немцы — не немцы, похер, а поезд на Москву уйдёт по расписанию. Представили? Вот умом такое не понять, сердцем не почувствовать.

Короче, вспоминается анекдот: «Любовник, любовник в шкафу, а ты в кровати!»