April 4th, 2017

Зелёный

Виктор Ахломов – классик советской фотографии

Оригинал взят у nashenasledie в Виктор Ахломов – классик советской фотографии
aloban75 Виктор Ахломов – классик советской фотографии




Виктор Васильевич Ахломов – один из самых известных советских и российских фотокорреспондентов. Родился 15 марта 1938 года. Окончив курсы фоторепортёров при ЦДТ, в 1960 году пришёл в газету «Известия», где проработал уже больше полувека.

Виктор Ахломов – почётный член Союза фотохудожников России и обладатель многочисленных отечественных и международных наград, среди которых четыре премии всемирно известного конкурса «World Press Photo» (с 1973 по 1976) и награда «Золотой глаз России».

Виктор Ахломов уверен, что среди всех жанров фотографии самый главный – фоторепортаж, отцом которого считают Анри Картье-Брессона. То есть не простой репортаж, а то, направление, что называется «Решающий момент», когда в кадре настолько жизненная картина, что она обобщает мировую ситуацию любви и ненависти, страдания и блаженства. И тогда неважно, где сделан снимок. Он потом живёт вечно.

Ахломов – хроникер советской и постсоветской эпохи. В своих живых и искренних фотографиях он запечатлел уличные моменты, митинги, важные общественные события и многих известных личностей. Среди них: А. Ахматова, А. Вознесенский, Б. Ахмадуллина, Б. Окуджава, Ю. Гагарин, Ю. Никулин, Р. Рождественский, А. Солженицын, К. Чуковский и др.

Collapse )

Осенью 1941 года я частенько сиживал на железной крыше этой пятиэтажки по адресу – Москва, Домниковская улица, 35.

Вы помните Москву 41-го? Я – хорошо помню. Хотя было мне тогда три с половиной года. Немецкая армия подошла вплотную к столице. Нашим Главнокомандующим был отдан приказ вывезти всех детей из Москвы. Мой отец держал героическую оборону, и мать категорически отказалась выполнить строгий приказ. Несколько раз в день, во время объявления тревоги, она, прячась от патрулей, носила меня в ближайшее бомбоубежище на станции метро «Комсомольская».

Воздушные тревоги объявлялись и отменялись так часто, что иногда москвичи отсиживались по квартирам. Тогда все оставшиеся становились бойцами добровольной пожарной дружины. И выходили на крыши. На случай, если туда попадет осколок от зажигательной бомбы.

Ну, а я-то чего делал на крыше пятиэтажки? – Да в квартире меня не с кем было оставить. Мама считала, что на крыше, под её присмотром, мне будет безопаснее. Как видите, я сидел тихо и послушно. В руках у меня, как сейчас помню, – игрушечная железная пушечка, купленная в «Детском мире». На шее – почему-то пионерский галстук. А серьезный детский взгляд зафиксировала «Лейка» нашего соседа по коммуналке, бухгалтера Михаила Афанасьевича Блинова. Он же и давал мне чуть позже первые уроки фотографического ремесла.

Дорогие друзья! Виктор Васильевич тяжело болен шестой год. Давайте перепостами или небольшими публикациями отправим ему свою любовь и восхищение, пожелаем сил и здоровья!

Зелёный

(no subject)

Ну чё, пора валить? В смысле из жжшочки? Тоталитаризм, 451 градус по Фаренгейту, 1984, развал гражданского общества и всё такое?

Вообще говоря, смысл нового соглашения один — можно заткнуть любого кто не понравится в любой момент. В полном соответствии с принципами постсоветского законотворчества: запилить заведомо никому не нужный и не могущий в принципе работать закон, на который все будут плевать и смотреть на его несоблюдение сквозь пальцы, но как только кого-то надо прижать к ногтю под удобным предлогом — закон будет задействован.

Зачем вот только так витиевато? Вот на любом нормальном форуме в правилах прямо говорится: «п. 1. Хозяин форума всегда прав. Если он неправ — см. п.1.» И всё, никаких разговоров. По крайней мере откровенно, без всей этой псевдоюридической и псевдодемократической суеты.

Такое впечатление складывается, что всё возвращается на круги своя: скоро проще будет завести свой хомяк или форум и писать там всё что угодно, чем напрягаться в соцсетях. Аудитория, конечно, рассыпается, зато «всё можно». Но она уже практически загнана в гетто, вменяемого человека сложно соблазнить уёбишными интерфейсами Мордокниги и Вконтакте, а все попытки форкнуть ЖЖ, насколько я понимаю, оказались сугубо маргинальными.

В этом смысле интересно, что сообщества по более-менее конкретным вопросам остались удивительно устойчивы: компьютерной тематики Ru-Board или «конференция iXBT», сделанные как классические форумы, благополучно пережили весь этот «веб 2.0» и шествие соцсетей без сколько-нибудь значительных изменений формата и даже дизайна, существуя с начала интернет-бума — Руборда появилась в 2001, а «конференция iXBT», наверное ещё раньше. Нет ли в этом некоего намёка и морали?