August 5th, 2015

Зелёный

О разности понимания «Соляриса» Лемом и Тарковским

На ноогеновском форуме когда-то было интересное обсуждение «Соляриса» — кинофильма в первую очередь. Очень тогда повезло с умным собеседником, благодаря которому какие-то вещи стали понятнее и яснее.

Более всего запомнилась фраза, которую надо бы печатать в учебниках и достойная быть высеченой в камне и отлитой в бронзе, раскрывающая суть разницы не просто в литературном и кинематографическом «Солярисе», не просто разницу авторских позиций, но принципиальную мировоззренческую разницу между разными типами мышления:

Для Т.[арковского] в Космос надо ходить нравственно чистым, а для Лема это что-то вроде психоаналитического унитаза — спустил туда все нечистоты совести — и домой, очищеным.

Впрочем, там есть и другие достойные не только бы форумного поста высказывания, но вполне могущие послужить основанием для серьёзного исследования, в своём лаконизме и простоте куда более насыщенные многочисленных вздохов по назначенному быть классиком Тарковскому, который стал иконой, но, кажется, так толком и не был понят даже толпой воздыхателей:

Цитата:
Тарковский же предстаёт в этом споре этаким почвенником, для которого враждебность космоса изначальна. С точки зрения психологии это позиция улиты, которая принципиально отказывается воспринимать океан в отрыве от коралла.

Ответ:
Почему это враждебна? Просто Вселенная — не родная лаборатория, где каждый кролик изучен до печенки, до косточки — режь не хочу (помнится, Сарториус так и делал). Для контакта нужно терпение и такт, а главное — быть человеком. Единственным человеком оказалась та самая улита в виде доктора Кельвина (был, правда еще пилот Бертон, но его никто даже слушать не стал). Для Лема Солярис — проблема научная, почти техническая, для Тарковского — нравственная. <…>

PS. А и вправду, <…>, что с нынешним моральным багажом делать в космосе (исключая, конечно, околоземное пространство)? А в фильме — именно нынешний (вернее, нынешний еще хуже). Один доктор Сарториус чего стоит. Это настоящая пародия-карикатура на ученого-позитивиста. Нет, Солоницын все-таки великий актер. Подозреваю, что именно этот образ особенно оскорбил Лема.<…>

Отсюда.