June 3rd, 2015

Зелёный

(no subject)

Жил-был один очень набожный еврей. Всё время молился, пунктуально соблюдал все обряды, не пропустил ни одной молитвы, ни одного праздника, и достиг в этой точности невиданного совершенства. И вот как-то он молится, а тут случилось наводнение. Затопило первый этаж — тот не сворачивая свитков перешёл на второй. Затопило и его — вылез на крышу и продолжил молиться. Мимо проплывает лодка, оттуда кричат:
— Давай к нам!
— Мне отец завещал читать Тору, соблюдать субботу и если я буду усердно молиться, меня бог спасёт.

Вода тем временем поднимается, уже ноги в воде. Мимо проплывает плот, оттуда кричат, мол, давай к нам. Он им опять отвечает, что если он будет стоек в вере и молитве, то его бог спасёт.

Вода уже по горло, сам он барахтается-захлёбывается. Мимо пролетает вертолёт, оттуда скидывают верёвочную лестницу.

— Мне отец завещал читать Тору, соблюдать субботу и если я буду усердно молиться, меня бог спасёт.

Вертолёт улетел.

Утонул еврей. На том свете предстаёт перед богом. В страшном волнении и возбуждении, рвёт на себе пейсы, рыдает, бьётся об пол:

— Господи, ну как же ты такое допустил? Меня же и прадед, и дед, и отец учили всю жизнь читать Тору, соблюдать субботу и если я буду усердно молиться, то меня бог спасёт. А ты кинул меня. Что это, как такое может быть?

Бог ему отвечает:
— Не, вы видели этого поца? Слушай, я тебе лодку посылал? Посылал. Я тебе плот посылал? Посылал. Я тебе вертолёт посылал? Посылал. Шо ты ещё хочешь?

* * *

Сидит чукча-пастух над обрывом, курит трубку, читает «Вопросы философии». Тут к краю обрыва подбегает олень и сягает с обрыва.
Чукче кричат: «Эй, у тебя однако олешек упал!»
Чукча невозмутимо продолжает курить и читать «Вопросы философии».
Второй олень сяганул с обрыва. Ему опять кричат: «У тебя второй олешек упал, однако!»
Чукча невозмутимо продолжает курить и читать «Вопросы философии».
И вот уже третий, четвёртый, пятый олень прыгает, всё повторяется по-новой: кричат про упавших олешков, а чукча невозмутимо продолжает курить и читать «Вопросы философии».
Наконец всё стадо подчистую сигануло. Чукче кричат «однако, всё стадо упало!»
Чукча отрывается от статьи, смотрит поверх журнала с обрыва и, невозмутимо выняв изо рта трубку, говорит:
— Тенденция, однако.

* * *

Лежит мужик на чукчанке и вдруг, скрип полозьев подъезжающих нарт…
— Слезай скорей, муж приехал, убьет однако!
— А я читал, что у чукчей муж под гостя сам жену кладет?
— Ай как жалко, однако! Совсем неграмотная у меня мужик, книжек не читает!