November 6th, 2014

Зелёный

(no subject)

Удостоился чести быть забаненым у Голубой Вороны. За тему, как вы понимаете, архиживотрепещущую — т.н. суд в Алчевске. Точнее, за обсуждение по обстоятельствам.

Ну, что касаемо самого суда, то это по сути линчевание, безотносительно мнения о вине подсудимого. Сама задача его в известной степени пропагандистская и сам предмет разбирательства реально малоинтересен для этой задачи. И, надо сказать, ситуация достаточно проигрышная и эффект может вызвать ровно противоположный. Фиг теперь им кто сдастся с повинной. Теперича будут бегать и отстреливаться до последнего, что решению проблемы бандитизма врядли поспособствует. А что касаемо роли такого рода «демократического» суда в деле становления государственности — ну, граждане, ведь не даром в практике общества появились профессиональные судьи, следователи и т.д. и т.п., т.е. вообще специалисты по такого рода делам, и именно потому что дилетанты, между варкой борща и кряхтением от зарабатывания хлеба насущного, ни черта по делу сказать и всё взвесить не могут в принципе. Кому краткий пример из искусства — см. х/ф «Оптимистическую трагедия», эпизод со старушкой, потерявшей кошелёк, да подумавшей, что вытащили. Причём там интересно не столько «следствие», сколько «судебная» процедура с голосованием братвой.

Сам же повод не особо удачный для пиара в силу неоднозначности ситуации — если бы мародёр, убийца или насильник явный. А то собутыльницу зажал — в таких делах установить кто же и в чём именно виновен очень тяжело, а рассчитывать на объективность публики не приходится в принципе.

Вот честно, не понимаю: если девка идёт бухать и дуть траву с полузнакомым мужиком, она как, не догадывается, что не на партию в шашки идёт? В кругах, где подобное времяпровождение нормально, варианты продолжения «банкета» — тоже норма. Причём без особого разнообразия вариантов. Всё включено. Есть определённый стереотип «хорошего времяпровождения» — бухло, дурь, трах, морда в салате, приключения на задницу. Коготок увяз — всей птичке пропадать. И член во влагалище — ещё не самое страшное, что может произойти. Эмоционально мною потревоженна Ворона приводит такой аргумент: «подумайте, почему вообще существуют уголовные наказания - ясно же, что если человек не поставил достаточно замков на квартиру, он сам виноват, что обокрали, и тот, кто ходит по темным улицам - явно нарывается на бандитский нож, это карма такая». Только тут есть подмена: тут не то что не поставил недостаточно замков на дверь, а сам выломал все засовы и щеколды, демонстративно распахнул двери, ещё и красный фонарь повесил. Точнее, повесила.

А то лицемерно и деланно наивно получается: влезть в дерьмо по шею и надеяться при этом, что носик не испачкается в говне? Так не бывает. На фоне такого образа жизни трах — это малозначительный эпизод, который грязи не убавляет, ни добавляет.

Там же такого рода вопросы задают: «Когда Вы сами идете в мужскую компанию, Вы готовы переспать с приятелями? Мне правда интересно (я гей), будет ли кто-то оправдывать меня, если изнасилую».

Водочку даже в мужской компании кушать надо только со своими, с которыми заведомо все вопросы давно решены, известно кто как и с кем спит, известны пристрастия. Даже и без сексуального подтекста бухло с малознакомыми людьми — вещь чреватая. Так что извините, неведомый вопрошатель, но с вами бухать я врядли окажусь, потому вопрос беспредметен.

Что же до законов и «уголовных наказаний»: ну не смешно ли критикам классового общества верить в эти костыли? В этом обществе один закон — «не пойман — не вор» и одно право — силы. Я, как «маленький человек», очень остро сознаю, что законов и прав, которые как бы на моей стороне — с гулькин нос, кот наплакал, а которые против меня — вагон и маленькая тележка, которая меня раздавит при первой же возможности со смачным хрустом. Поэтому никакого пиетета перед законом я не испытываю, он средство запугивания и тем — власти.