May 4th, 2014

Зелёный

(no subject)

Сейчас много чего говорится, да особо сказать нечего. Тошно. Так, пару моментов отмечу.

Все как бы чего-то ждут, каких-то особо ключевых событий, да и в воздухе как бы застыла предгрозовая тишина, разрываемая пока ещё редкими и сравнительно далёкими раскатами. То ли Новороссия окончательно поднимется и отколется от искусственно взращенного карго-проекта «Украина», то ли РФ войска введёт, то ли хуита всё задавит и воцарится ад кромешный. Но к чему-нибудь придёт. В этом чувствуется желание хоть какой-то устойчивости, окончательности без выматывающей нервы неопределённости. Ожидание выматывает больше чем собственно ожидаемое. Однако, возникает мысль и о другом варианте: ведь, скажем, Латинская Америка так десятками лет живёт, от переворота к перевороту, от хунты к хунте, с эскадронами смерти и партизанскими отрядами, с действующим центральным правительством и непонятно кем и как контролируемыми районами. Можно вспомнить вечно воюющую Африку или тот же Афганистан, но латиноамериканская картинка визуально нам, думаю, ближе — там-то не скажешь, дескать дикари-с, только с пальмы.

А второй: любопытно полез своеобразный изгиб русского националистического дискурса, который я условно назвал «Сама-сама-сама» (помните «Вокзал для двоих» и Михалкова с Гурченко в купе?): Новороссия поднимайся, но подмоги не жди, сама-сама-сама. Вкупе с, дескать, презираем Одессу, почему не поднялись, а чего Россия должна вам помогать, если сами себе помочь не хотите. Кое-кто идёт дальше: мол, на кону не Украина, на кону Россия, Запад провоцирует на ввод войск и тогда всяческие напасти и козни на наши головы. То есть, Юго-Восток, пожертвуй собой за Рассею-мать. Смогёте перемочь — мы за вас рады, не смогёте — ну так это не у нас. Читай: продажи углеводородов на Запад и следовательно наши зарплаты и образ жизни не пострадают.

Ничего, что с голым буем, без любой вообще помощи от кого-либо, но Новороссия — вставай! Может и встанет. Только на хера тогда нам нужна будет такая Россия и такие русские, которые глядя на трупы здесь, сидели и высчитывали почём стоит вписаться «за братьев» — не дороговато ли и не продешевили ли?