March 8th, 2014

Зелёный

Жители Бельбека о невпихуемом

История с доблестными уркаинскими авиаторами в Бельбеке имела продолжение: жители гарнизона, среди которых много отставников - ветеранов полка, высказали панам офицерам всё что они об их блуде думают.



http://www.youtube.com/watch?v=b538HXA2Hcw

Советую кстати посмотреть эпизод, в котором женщина рассказывала о том, как Анну пытались сделать в документах Ганной. Для понимания отчего на Юго-Востоке так нежно любят власти самостийной и незалежной и какие чувства вызывает жовто-блакитная половая тряпка и трезуб, даже и без всякого Бандеры.

Кто не в курсе: в наших синих паспортах фио пишется на двух языках, однако делопроизводство на украинском и официальное имя человека то, которое записано по-украински. Думаю всем понятно, что в нашей предельно забюрократизированной жизни даже одна буква имеет значение и далеко не всегда всё равно как пишется имя и тем более фамилия (скажем через "и", которое в украинском языке аналог русской "ы", или через "i", что бывало предметом не одних разборок с паспортистами).

Но самым гениальным достижением уркаинской бюрократии было то, что личные имена и в документах, и, допустим в речи дикторов - то есть во всех случаях официального употребления - не транскрибируются, а ПЕРЕВОДЯТСЯ на украинский. И таким образом Алексей становится Олэксием, Евгений - Евгеном, Елена - Олэною, Николай - Мыколаем и т.п. Оно конечно похоже, но меня мама Алексеем назвала, а не Олэксием. По этой логике некоего Дж. Леннона на Украине записали бы как Иванко Лэннона. Впрочем, с гражданами из уважаемых цивилизованных стран так не поступают. Со своим быдлом можно. То есть даже в такой мелочи власть выказывает своё пренебрежение к гражданам, унижает их.

Конечно, всякие свидомые и их белоленточные подпевалы воют что это мелочи жизни, в конце-концов вас же не стреляют, в концлагеря не загоняют. Ну ещё бы, только этого и не хватало. Спасибо, родные, утешили. Раз не убивают - значит любое дерьмо скушать должны из благодарности за такую милость. Действительно, буллинг слабо юридически доказуем, а постоянное мелкое унижение - это не физические мучения. Однако когда в университет приходит вказивка и всех обязывают читать и слушать лекции на чужом языке, там, где на нём отродясь никто не говорил, и студенты мучаясь в попытках понять что говорит мучающийся и коверкающий чужие слова преподаватель, наблюдают его унижение - все же прекрасно понимают, что он будет уволен если откажется, т.е. его поломали и изнасиловали -это как-то вполне определённым образом сказывается на отношени к существующей действительности вообще и государственности в частности. Не надо тогда возмущаться, что ваши жовто-блакитные тряпки тихо и постоянно ненавидят.