December 8th, 2011

Зелёный

Зустріч на Майдані



Меня улыбает. Вспоминаю, как в 2004 году в Инете гудели страсти, жители РФ похлопывали снисходительно по плечу и иронически подёргивали за оранжевые бантики жителей Украины, увлеченно игравших в народную забаву «Майдан», типа чем бы дитя не тешилось, с видом бывалых многоопытных тёртых калачей приговаривая: «Ну, у нас это уже было в 91 году», мы типа из этого уже выросли, каждому возрасту — свои игрушки. Ага.

Почитываю жэжэшочку и чую уже знакомый запах. Теперь хихикаю я. Не, ребята, не было у вас ещё Майдана по-настоящему. Девяносто первый был, да сплыл прежде, чем вообще кто-то сообразил «А що це воно було? Що там в тій Москві відбувається?» Да и было это уже — ё-маё, двадцать лет назад. У иных нонешних леворюционэров папы и мамы толком ещё не знали, с какой стороны чего и куда вставлять, что б пополнение получилось, не то что там хотя бы в проекте что-то было, не говоря про самих. Так что не-е, всё впервые и вновь.

В первый раз оно всегда так — всё на нервах, всё как-то вдруг и невпопад, немножко суетливо, и немножко боязно, и немножко больно, и очень любопытно, и ждёшь прям невиданных переживаний, и эйфория от гордого сознания — «я делаю это!» Потом, правда, удивляешься — и всё оно совсем не так, как представлялось.

У вас уже незнакомые люди в автобусах вдруг заговаривают с того ни с сего друг с другом и всё об одном? Везде и массово и по любому поводу — от ухаба на дороге до цен на сигареты? Вот когда начнут, когда разольётся в воздухе электричество, когда будешь идти по городу и чувствовать — прёт, зайдёшь в магазин — прёт, зайдёшь в сберкассу — прёт, зайдёшь в интернет-клуб в контру перекинутся да пару пивка дёрнуть — и тут прёт, как перед праздником — значит таки покатило.

Уже, говорят и ленточку придумали. Знакомо, знакомо. Правда, оранжевый хотя бы издалека хоть как-то на красный похож и даже можно обознаться — под что он и маскировался. И не разберёшь вот так сразу: где свои, где чужие? А вот белый цвет в делах революционных символику имеет однозначную. Не перепутаешь.

Правда, с тотемным растением проблематично. Апельсины, розы — всё было и всё не в цвет. И всё какие-то неместные, отдающие оппортунистической южной расслабленностью и неуместной томностью. Нужно что-нибудь национальное, строгое и сермяжное.

Были предложения о наименовании гипотетической российской цветной революции «берёзовой». Но не с берёзовыми же вениками на майдан приходить — чай не баня и не съёмки «Иронии судьбы», дело ответственное, серьёзное. А то представляете, в какое неловкое положение попадёт жена канидидата, рассказывая на митинге в поддержку оного кандидата про наколотые берёзовые поленья в стане майданщиков? Нет, тут нужно что-то соответствующее, крепкое и суровое.

И его есть у меня. Просто идеально вписывающееся в матрицу национального характера, политическую обстановку и общественные настроения. А заодно просто идеально решающее проблему с названием. Русское, посконное, родное такое наше своё растение.

Подарите героически идущему на майдан товарищу, другу или возлюбленному букетик цветов хрена.


  • Current Music
    Де Був Бір — На Майдані