October 23rd, 2011

Зелёный

(no subject)

А обсуждения ливийской темы всё продолжаются. Хотя и неявно, но вновь и вновь всплывает вопрос о роли личности в истории, связи её нравственных качеств с тем объективным местом в историческом процессе, которую она занимает. Многие чувствуют внутреннюю неудовлетворённость от невозможности соединить одно с другим. Подспудно чувствуется просто крик, который никто не решается произнести вслух — настолько всех давит осознание циничной бесжалостной реальности, которая ежечасно обманывает в ожиданиях: должен политик, руководитель, начальник быть нравственным и добрым человеком, личные качества которого бы не находилсь в противоречии с его большим делом.

И хочется какой-то точки опоры для однозначного суждения — ибо другие неприемлимы эмоционально, хочет голова облегчения, а не так и остающихся в таких ситуациях неразрешёнными «с одной стороны, с другой стороны». Хочет чётко и внятно, без грузилова: был ли такой-то сволочью или хорошим человеком? Не так, что «как царь он такой, а как семьянин он сякой» — а весь, ибо никто из нас не является с девяти до пяти одной сущностью, а после — другой, а хоть в служебном кресле, хоть наедине с подушкой — это всё тот же ты, а не функция мебели.

Плохо однако получается. Пытающийся балансировать оказывается толкаем со всех сторон. А главное, сам не испытывает уверенности, чувствуя себя более флюгером, нежели укоренившейся прочно скалой. Аргументы, часто на вид неотразимые и безупречные, не заставляют себя ждать и охотно подбрасываются любой из сторон, не замарочившихся выбором любимой команды