August 28th, 2008

Зелёный

Байка из детства: когда прав и прокурор, и обвиняемый, и приговор суда неотразим


Было мне лет девять-десять тогда. Сложилось так, что пришлось пару недель пожить у дедушки с бабушкой и ходить в другую школу. Поскольку школа была чуть ли не через дорогу, дед, дабы я мускулы нагружал, разработал для меня окольный маршрут домой, вокруг квартала. Я честно так и ходил.
Однажды я после уроков заговорился со своим новым одноклассником и будучи возбуждённым общением не заметил, как пошёл к дому обычным, коротким путём. Голова у меня в тот момент была занята ну совсем не физзарядкой, я попросту забыл, где и как я иду и что должен был идти другой дорогой.
Прихожу домой, раздеваюсь. Минут пять может прошло — звонок в дверь. Дед пришёл. Спрашивает меня: «А как ты шёл домой?» Дорогой дедушка, оказывается, хвостом за мной прошёлся. Проконтролировать, как я ЦУ исполняю.
Я был на своей волне абсолютно и, естественно, не задумывался, где и как шёл. Но сработал рефлекс предыдущих дней, и я в твёрдой, абсолютной — подчеркну — уверенности, что так оно и было, ответил, что шёл положенным путём. Я чуть ли не увидел его в памяти — настолько был уверен!
Что тут началось! Родственнички закудахтали «да как ты мог дедушку обмануть!», принялись стыдить и унижать. Естественно, никто на мои попытки оправдаться, что я не хотел никого обмануть, что я сам был в ложном убеждении, никто и внимания не обратил. Меня смешали с дерьмом и размазали не глядя. Горячо и пламенно любя.
И то ведь, по факту они были правы: шёл не так — не так, сказал не так — не так. Виновен! Хотел я чего-то, не хотел, был у меня злой умысел, не было — никого не волновало. Меня радостно вывели на чистую воду и разоблачили.
Прошло уже двадцать с лишним лет, деда нет давно, в памяти возникает всё больше пасека, гудение ульев, чтение книжек в тёплой летней тени посадок, поля, запахи воска и мёда, пластмассы и бензина из раскалённого автомобильного нутра, рассерженным ежом фыркающий приторным торфяным дымком дымарь, бесконечные петли грунтовых дорог, шелест травы по крыльям машины, яркие южные звёзды вечерами…
А вот нет-нет, и вспоминается дурацкий тот случай.
Вот так, бывший лётчик — грудь в орденах, весь такой строгий, властный и рассудительный, а как… тайком, за девятилетним мальчишкой… И ведь видел он, что я не один шёл, и что до лампады мне был тот путь предписанный, что занят я был радостью общения с новым товарищем…

Интересно — что бы на это тогда полиграф, «детектор лжи» пресловутый, ответил?