Alex Dragon (alex_dragon) wrote,
Alex Dragon
alex_dragon

Categories:

И это всё о нём. Честь и достоинство.


Удивительно: на kino-teatr.ru фильму «И это всё о нём» в обсуждении посвящено почти девять сотен сообщений (на данный момент 883)!

Казалось бы давно забытая картина, некоторыми считающаяся чуть ли не образцом застойной пропаганды. Ан нет, спорят люди, обсуждают и далеко не все, даже более сильные фильмы, собирают десятки страниц комментариев.

И как всегда среди обсуждающих можно выделить стабильно присутствующую в подобных обсуждениях прослойку тех, кто считает главного героя, о котором «всё», то просто дураком, то ищут потаённое корыстие и даже психопатологию, или хотя бы проявление «комплексов». Всё-таки, что ими движет: то ли просто дурость, то ли как раз истинная закомплексованность, всплывающая ущербность, ведь на фоне таких почти эпических героев простой обыватель — просто серая унылая плесень? Унылая даже не тем, что живёт к земле пригнувшись под тяжестью скарба и бытовых забот, а тем что живут без чести и другим в том отказывают, даже на уровне побуждения. Но не решиться сделать и при том всё же хотя бы в помыслах знать как надо — это лучше, чем давить эти помыслы, делать вид, будто они не существуют.

Честь и достоинство — воистину королевская роскошь, не каждый может себе позволить. Удивительно, как всего-то за несколько тысяч лет — после минимум десятков тысяч лет уже вполне сформировавшейся жизни хомо сапиенса — он утратил даже отблески этого достоинства, делегировав невнятные представления о нём «элите» — царям и царькам да дворне всех мастей. Когда не было никаких королей и стоять плечом к плечу, на равных и за други своя было не пафосным идеалом, а повседневной банальностью, обыкновенной, пардон, производственной необходимостью — что такое честь знали. Ибо нечего было делить, кроме забот и побед, а иных ценностей, кроме самих себя, не было.

Кстати, вспомнился интересный диалог с одним историком на ноогеновском форуме. Мне как-то попалось на глаза интервью с лингвистом Вячеславом Ивановым, в котором были такие слова:

«Между прочим, Старостин еще в начале своей работы напечатал список слов, которые могли быть унаследованы современными языками от «языка Адама и Евы». Там есть одно слово, оно мне очень нравится, — которым Адам мог называть Еву. Скорее всего, он ее называл словом, от которого происходит русские слова жена и женщина и английское слово queen. Английское queen — «королева» — по принятым в лингвистике фонетическим законам соответствует русскому жена».

А историк дополнил: «Индоевропейское kwen […] что оно означало конкретно — неясно, потому, что для женщины была и другая индоевропейская основа — sor. […] Индоевропейское kwen перешло в «королеву» не случайно, оно обозначало женщину в другом виде, нежели просто «женщина» (sor). Возможно, оно обозначало женщину в ее сакральном качестве. Как на Крите, где до сих пор, в отличиии от остальной Греции, муж обращается к жене не словом «жена, женщина», а только словом «хозяйка», иначе выйдет оскорбление. А в древности это слово священное, относящееся в первую очередь к богам, а потом к людям».

То есть, если женщина — королева, то кто её мужчина как не король? Всякий был не просто некой абстрактной биологической единицей, а носителем некоего сакрального качества, каждый носил в себе, говоря языком современным, царское достоинство. Или лучше сказать, божественное начало. В более поздних представлениях царь — помазанник божий, то есть избранник-представитель и проводник воли высших сил. Но когда никаких царей не было, сам человек и являлся таким избранником без посредников. Так люди осознавали свою человеческую общественную природу и свою выделенность из животного мира, относя эту особость и её свойства на счёт внешнего авторитета, который в развитии религии обратился в известный нам образ бога. В новое время сложилось представление о первобытном человеке как «троглодите», чуть ли не забитом, жившим под гнётом суеверий и вечных страхов и опасений могущественной и часто смертоносной природы. Однако помимо естественных заблуждений было и это титаническое, богоравное начало — человек чувствовал не только свою слабость, но и силу, мощь бОльшую, чем у любого животного в окружающем мире, свою способность свершать и сверщать как задумано.

Впоследствии, с развитием классового общества, это было утрачено, честь и достоинство стали привелегией узенького кружка власть имущих.

Вспомним у Ефремова в «Лезвии бритвы»: «На глазах у людей совершалось чудо, и чудо это делали они сами. Глыбы твердого камня, непосильные даже всемогущим владыкам степи — слонам, поддавались их объединенным усилиям. Это приводило жителей пещер в еще большее возбуждение, боевую ярость. Надсаживаясь и напрягая свои могучие мускулы, люди поддевали глыбы рычагами, быстро сообразив, как надо сливать отдельные рывки и толчки в единую силу. Соединенная с разумом, эта сила действовала, как целый десяток мастодонтов. Глыбы шаг за шагом медленно ползли в степь, становясь там навеки надежным убежищем сильных и предметом робкого поклонения потомков».

Возможно современные историки имеют отличное представление о возникновении первых укреплённых поселений и движении человека в степь — не суть. Но сама мысль о том, как напряжённость разумного совместного усилия давала плоды и не могла не удивлять и впечатлять человека, думается, совершенно верна и передана великолепно, превосходным языком, всячески подчёркивающим это напряжение. Оно ведь возникало в любом человеческом коллективе в практически любой деятельности — что охота, что рыбная ловля, что обустройство жилища и окружающего его пространства, его защита требовали таких разумных и координированных усилий. И чем более дальний горизонт планирования задавали обстоятельства, заставляя быть изощрённей и стратегичней планирующую мысль, оценивать самые дальние посдледствия — тем вкуснее и слаще были плоды победы, и тем сильнее было сознание своего достоинства.

Кто тогда такие, как Женька Столетов — погибший герой фильма? Наследники тех титанов, свершатели задуманного, чей горизонт планирования — это не только их маленький участок работы, их лесняя делянка, на которой они рубят деревья, но движение и всемирная стройка всего человечества, ведущая к его предельным целям, для которой их текущая работа — не самоцель, а средство достижения той, большой цели.

Вот в этом корень искреннего непонимания многими побуждений таких как Столетов — они не лес рубят, и не ради отчёта по плану стараются, а создают средства достижения человечеством своих горизонтов. Их личная цель — вот это движение планеты. Их работа — ещё один камешек в стену возводимого здания. Кто-то на стройке таскает камни, кто-то мешает раствор, а кто-то строит собор. Хоть и тот, и другой, и третий — просто рабочие. Но дурак считает, что строить соборы — это удел большого начальства, а нам, малым сим, на корочку бы хлеба и детишкам на молочишко, да самим на стакан вина. Герою всё равно на какой он ступеньке иерархии — каменщик так каменщик, прораб — так прораб, лишь бы это строительству что-то дало больше и лучше, чем он будет на ином месте.
Tags: мысли вслух
Subscribe

  • (no subject)

    Народ, а есть ли какой-то редактор или IDE, заточенный на HTML, который умел бы сам обновлять ссылки во всех файлах проекта если изменилась…

  • Без пяти пятьдесят

    Дзинь!

  • И ещё о «Харлее»

    Странно, меня вроде читает довольно много технически подкованных людей, а никто носом в невежество не ткнул. Оказалось, что я в мотоциклах…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments